Наказания не связанные с изоляцией лица от общества

Добавлено: 22.08.2017, 16:36 / Просмотров: 64564

Смертная казнь. Отнесение данной меры к названной группе наказаний может вызвать недоумение. Но дело в том, что основной карательный заряд смертной казни, если смотреть на нее глазами осужденного, заключается не только и не столько в самом лишении его жизни, а прежде всего в ожидании приведения приговора в исполнение. Несомненно, что это ожидание, растягивающееся на долгие месяцы и даже годы, для большинства осужденных мучительно.

1 Щит и меч. 2000. № 3.

2 Новый Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. Н. Ф. Кузнецова, Э. Ф. По-бегайло. М., 1993. С.21.

3 Обоснование такой классификации см. в нашей публикации: Милюков С. Ф. О классификации наказаний // Стручков Н. А. и проблемы совершенствования деятельности органов, исполняющих наказания. Уфа, 1993. С. 46-48.

Впечатляющим примером может служить дело 38-летней Карлы Такер, которая была казнена 3 февраля 1998 г. в штате Техас (США) за совершение в 1983 г. двойного убийства. Ее казнили, несмотря на протесты авторитетной организации “Международная амнистия”, заступничество Папы Римского и Европейского парламента '.

Полемика вокруг смертной казни, ведущаяся в России уже много десятилетий и резко обострившаяся с конца 1980-х гг.2, в последние годы вылилась в политическое противоборство. Дело в том, что еще 28 апреля 1983 г. страны, входившие в Совет Европы, подписали Дополнительный протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 1 которой гласит: “Смертная казнь отменяется. Никто не может быть ни приговорен к этому наказанию, ни казнен”. В момент составления Протокола его подписали представители 13 из 21 входивших в Совет Европы государств (некоторые не подписали и не ратифицировали его и в дальнейшем). Однако для новых членов Совета Европы, в том числе и для России, условием такого вступления ставится законодательная отмена смертной казни в течение трех лет, а до этого - введение моратория на исполнение смертных приговоров 3.

Россия подписала Протокол № 6, что влечет обязательность его исполнения при ратификации Федеральным Собранием РФ. Понимая малую вероятность принятия парламентом такого решения, Президент России Б. Н. Ельцин отказался рассматривать ходатайства о помиловании осужденных к смертной казни (такие приговоры продолжали выноситься и в 1998 г.), чтобы заблокировать исполнение данного наказания (в силу ч. 4 ст. 184 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, введенного в действие с 1 июля 1997 г., основанием для исполнения приговора о высшей мере наказания является, помимо приговора суда и других документов, также уведомление об отклонении ходатайства о помиловании)4.

Следующим шагом властных структур, стремящихся во что бы то ни стало добиться реализации указаний Совета Европы, стало принятие 2 февраля 1999 г. Конституционным Судом России постановления, в соответствии с которым вынесение приговоров, содержащих рассматриваемое наказание, было блокировано на том осно-

' См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 6 февр.

2 См.: Смертная казнь: за и против. М., 1989.

3 См.: Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С. 450-451.

4 Формально такую же роль играет акт об отказе осужденного от обращения с ходатайством о помиловании, но реально такие случаи встречаются весьма редко.

вании, что суды присяжных были созданы на территории лишь девяти субъектов Федерации, и подсудимые в остальных регионах не могут реализовать свое право требовать рассмотрения дела в таком суде '.

Наконец, Президент России Б. Н. Ельцин помиловал всех 713 (по другим источникам - 718) осужденных к смертной казни, приговоры в отношении которых вступили в законную силу до принятия вышеупомянутого постановления Конституционного Суда.

Однако было бы опрометчиво считать, что со смертной казнью на территории России (хотя бы временно) покончено. Дело в том, что это наказание весьма широко предусмотрено Уголовным кодексом самопровозглашенной и пока не признанной ни одной страной мира (кроме талибов) Чеченской республики Ичкерия. Этот УК утвержден указом президента ЧРИ № 82 от 2 августа 1996 г. и одобрен ГКО и Высшим советом улемов.

В соответствии с ч. 1 ст. 27 УК ЧРИ смертная казнь “осуществляется либо через отсечение головы, либо путем побивания камнями, либо таким же путем, каким преступник лишил жизни свою жертву”. Она установлена, в частности, за разбой (ст. ст. 167, 168 У К ЧРИ), прелюбодеяние (ст. ст. 145-146), вероотступничество (ст. 126), мужеложство при особо отягчающих обстоятельствах (к которым относится совершение этого деяния после двукратного признания лица виновным в мужеложстве - п. “в” ст. 148) и, конечно, умышленное убийство (ст. 130).

Было бы неразумным считать применение данного УК лишь внутренним делом Чечни. В соответствии со ст. 6 УК ЧРИ действие статей УК ЧРИ распространяется за пределы Чечни в случае совершения преступлений против государства или деяний, имеющих отношение к регулярным силам. Поэтому российские граждане (в том числе военнослужащие, сотрудники МИД, государственные чиновники и др.) могут быть осуждены к смертной казни за разрушение конституционного строя Чечни (ст. 50), развязывание против нее войны (ст. 51), шпионаж (ст. 53) и др. Не случайно в ответ на отпор агрессивным действиям боевиков в Дагестане МИД Чечни потребовал выдачи для передачи шариатскому суду 200 российских политиков, в том числе Б. Н. Ельцина2.

Отмена смертной казни приобрела в Европе характер устойчивой тенденции. Так, в 1989 г. ее исключила из системы наказаний Румыния, в 1990 г.- Андорра, Чехия, Словакия, Венгрия, Ирландия,

1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 6. Ст. 867. 1 Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 25 сент.

в 1992 г.- Хорватия и Словения, в 1993 г.- Греция, в 1994 г.- Молдова и Италия, в 1997 г.- Азербайджан и Грузия, в 1998 г.- Польша, Эстония, Бельгия и Болгария, в 1999 г.- Латвия, в 2000 г.- Украина. Однако вряд ли можно считать, что отказ от смертной казни стал общепринятой международно-правовой нормой. Это наказание сохранено в 53% государств. Даже в Европе смертная казнь по-прежнему предусмотрена в уголовном законодательстве Англии, Уэльса, Шотландии, и Северной Ирландии. В Великобритании предпринимались неоднократные попытки восстановить (после отмены в 1965 г.) смертную казнь за убийство в целом, или, по крайней мере, за убийство полицейского. Парламент 24 февраля 1994 г. провел четырнадцатое но счету голосование по этому вопросу.

Широко применяется смертная казнь в современном Китае. Она предусмотрена УК Японии ' и применяется в этой стране на практике2. В США в 1997 г. казнено различными способами (электрический стул, повешение, смертельная инъекция, газовая камера и расстрел) 74 человека. Еще 3250 осужденных ждут своей очереди 3. Вступивший в силу 1 января 1999 г. новый У К Республики Казахстан содержит смертную казнь в санкциях 17 статей (18 составов)4.

Кратко проанализируем основные аргументы противников смертной казни 5.

1 См.: Уголовное право зарубежных государств. Разработка и реализация программ борьбы с преступностью за рубежом. М, 1997. С. 53; Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ и Японии: Общая часть уголовного права. М., 1991. С. 242-243.

2 В 1999 г. к смертной казни через повешение был приговорен один из боевиков религиозной секты “Аум Сенрике” Масата Иокояма, который в марте 1995 г. распылил в токийском метро отравляющий газ зарин. Такое же наказание, по сообщению печати, ждет и трех его соучастников (см.: Комсомольская правда. 1999. 1 окт.).

3 См: Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 6 февр.

4 См.: Шаймерденов К. Смертная казнь в Казахстане de lege lata et ferenda // Российская юстиция. 1999. № 12. С. 48.

5 Подробнее об этом см.: Милюков С. Ф. Смертная казнь и правовое государство // Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. М., 1990. С. 115 120; Он же. Проблемы расследования преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества. СПб, 1994. Он же. Российская система наказаний / Науч. ред. Б. В. Волженкин. СПб, 1998. С. 10-12; Он же. Пути усовершенствования модельного законодательства // Вестник Межпарламентской ассамблеи, 1998. № 1. С. 27-29; Милюков С. Ф., Афонин И. Н. Смертная казнь и право человека на жизнь // Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры. СПб, 1998. С. 10-12.

1. В цивилизованном обществе человеческая жизнь представляет собой абсолютную ценность, и государство не вправе лишать ее кого-либо ни при каких условиях.

Исторические факты свидетельствуют о полной голословности такого утверждения. Особенно ясно это стало в текущем столетии, когда жертвами войн и политических репрессий стали десятки и десятки миллионов человек, прежде всего тех, которые не участвовали в военных действиях и не занимались антигосударственной политической деятельностью. Варварская бойня мирного сербского населения, учиненная странами НАТО во главе с США в 1999 году, подтверждает, что этот курс не изменился и на исходе второго тысячелетия.

Четко просматривается истинное отношение к человеческой жизни при осуществлении промышленной и гражданской деятельности развитых государств (в том числе России): на автодорогах, на предприятиях, при пожарах и от экологических бедствий (вызываемых, прежде всего, техногенной деятельностью) гибнут сотни тысяч законопослушных граждан, не запятнавших себя какими-либо противоправными или аморальными поступками. Но если в вышеприведенных ситуациях уполномоченные представители государственных или частных структур действуют все же в основном с косвенным умыслом или по неосторожности (в данном случае мы отвлекаемся от уголовно-правовой интерпретации их отношения к содеянному), то уничтожение человеческих существ в материнской утробе совершается с прямым умыслом '.

1 О предельно циничном отношении к охране жизни еще не родившегося человека ярко говорит следующая “консультация”, данная особе, боящейся “залететь”, в издаваемой массовым тиражом российской газете: “Конституция России дает матери право “самостоятельно решать вопросы материнства”. Это значит, что если вы решили сделать аборт, никто - ни муж, ни родители - не имеют право вам в этом препятствовать. До июня (1996 г.- С. М.) срок добровольного прерывания беременности был ограничен 12 неделями. В июне было принято постановление правительства, по которому “при наличии социальных показаний” (то есть прежде всего по бедности) беременность можно бесплатно прерывать до 22-й недели. Как сообщили... в Управлении охраны (! - С. М.) здоровья матери и ребенка Минздрава РФ, в некоторых государственных больницах при желании пациенток делают и платные аборты. ... Однако официально Минздрав и правительство с этой практикой борются. Министр даже направил по этому поводу специальное письмо во все территории, настаивая на проведении всех абортов “в рамках обязательного медицинского страхования”. Прерывание беременности после 22-й недели... называется “искусственными родами”. В случае, если появившееся после этого на свет существо не проживет более 168 часов и будет весить меньше 1 кг и ростом будет до 34 сантиметров, вся эта процедура будет объявлена “выкидышем”. Если же вес будет больше одного кило, а рост выше 35 сантиметров, то новорожденный будет считаться (! - С. М.) ребенком и мать может рассчитывать на платный отпуск” (Комсомольская правда. 1996. № 150).

Как известно, большинство народов, населяющих Российскую Федерацию, в настоящее время находится в стадии депопуляции (проще говоря - вымирает). На этом фоне, мягко говоря, нелепо выглядят действия государственных чиновников, работающих в системе здравоохранения. Так, комитетом по здравоохранению Ленинградской области была разработана региональная целевая программа “Безопасное материнство 1999-2000 годы”. Как пишет журналист, “особое место в этой программе будет уделено “мероприятиям по планированию семьи”. Характер этих мероприятий в большинстве своем направлен как раз на то, чтобы новой семьи не возникало. С этой целью предусматривается закупка контрацептивов для подростков и социально незащищенных женщин (почти на 500 тысяч рублей), а также обеспечение медучреждений медикаментами для безболезненного прерывания беременности. Столь пристальное внимание к контрацептивам вполне объяснимо. За последнее время число абортов среди женщин до 17 лет увеличилось в полтора раза. А среди девочек до 15 лет — в 2,5 раза. Для многих контрацептивы стали просто не по карману, поскольку после кризиса стоимость “противников детей” возросла в 3 раза” '.

Между тем аборты несомненно представляют собой узаконенное предумышленное убийство, совершаемое к тому же с особой жестокостью. Впечатляющие аргументы в пользу такого понимания этих “медицинских” операций приводит Митрополит Никопольский Мелетий. Опираясь на строго научные данные, он утверждает, что уже с 18-го дня после зачатия начинают ощущаться удары сердца зародыша и приходит в действие абсолютно особая, его собственная система кровообращения. В 7 недель у него фиксируются мозговые импульсы, а это является основанием для определения, жив человек или нет. Маленький человек имеет полностью сформированные внешние и внутренние органы. Он имеет глаза, нос, губы, язык. Митрополит ссылается на опыт американского врача Бернарда Натансона, бывшего директора специальной клиники абортов, который за два года работы сделал шестьдесят тысяч (!) таких операций. Задумавшись о правильности своих действий, Натансон прибег к ультразвуковой съемке аборта эмбриона 12 недель. Созданный в результате фильм, который называется “Безмолвный крик”, доказывает, что зародыш: 1) предчувствует угрозу со стороны инструмента, которым производится аборт; 2) чувствует опасность, и выражается это тем, что: а) он двигается быстро и тревожно, б) учащаются удары его сердца со 140 до 200 ударов, в) он широко открывает

рот как от крика '. Можно представить, что мы увидим на экране, засняв умерщвление вполне сформировавшегося ребенка 22-недель-ного возраста.

Немногим бережнее современное государство относится и к уже родившимся младенцам. Законодатель не разделяет широко распространенного в юридической литературе мнения о том, что “жизнь любого человека, больного и здорового, новорожденного и престарелого в равной степени охраняется уголовным законом”2. В действующем УК (ст. 106) устанавливается резко пониженное наказание за убийство матерью новорожденного ребенка, даже если оно совершается неоднократно, с особой жестокостью или в целях использования органов или тканей младенца (то есть при обстоятельствах, перечисленных в ч. 2 ст. 105 того же Кодекса).

Еще более равнодушно (если не агрессивно) относится государство и так называемое “гражданское общество” к тяжело больным и престарелым. В 1994 году в штате Орегон (США) состоялся всеобщий референдум по законопроекту, называющемуся “Право умереть с достоинством”. Он был одобрен всего 51 процентом голосовавших, и оппозиции удалось на три года застопорить вступление этого акта в силу. Однако генеральный прокурор США Джанет Рикс отменила мораторий, официально заявив, что врачи в штате Орегон, оказавшие содействие обреченному на смерть пациенту, решившему уйти из жизни, не будут преследоваться по закону 3.

Впрочем, широко известный под кличкой “Доктор Смерть” бывший патологоанатом (!) Джек Кеворкян и без такого закона умертвил 130 больных людей. Дважды Кеворкяна препровождали в наручниках в тюрьму штата Мичиган, но вскоре он освобождался. Лишь 14 апреля 1999 г. окружной судья города Понтиак приговорила Кеворкяна к тюремному заключению сроком от 10 до 25 лет (NB!) за убийство одного больного - 52-летнего Томаса Юка, которому тот в сентябре 1998 г. ввел в вену смесь из нескольких ядов. Вся “процедура” была записана на видеопленку и показана в одной из самых популярных вечерних информационных программ США на телеканале Си-би-эс, где ее увидели почти 16 миллионов американцев 4.

В России также немало сторонников широкого применения эвтаназии. На фоне разрушающегося здравоохранения, которое к тому же

Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 29 июня.

1 См.: Мелетий, Митрополит Никопольский. Аборты. Изд. 2-е, доп М 1992 С. 15 17.

2 Уголовное право. Особенная часть /Под ред. Б. В. Здравомыслова. М., 1995. С. 91 (автор главы - Ю. А. Красиков).

3См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 10 марта.

4 См.: Там же; Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 15 апреля.

озабочено, как было показано выше, сокращением, а не увеличением населения, легко представить, сколько тысяч больных подлежит такому “милосердию”. Эвтаназия затрагивает интересы и пока здоровых людей, которых достаточно легко и быстро (с помощью коррумпированных эскулапов) можно превратить в безнадежно больных. Она препятствует усилиям по разработке наиболее действенных средств спасения человеческой жизни и возрождает практику гитлеровских фашистов, ликвидировавших неизлечимо (на данном этапе и в данных условиях) больных пациентов.

Завершая рассмотрение главного аргумента аболиционистов, можно сказать, что их внешне гуманная деятельность является ширмой бездушного отношения к жизни законопослушных, но бедных людей, мало приспособленных к борьбе за выживание.

2. Следственные и судебные ошибки, повлекшие неправильное назначение смертной казни (по ее исполнению), не могут быть исправлены в дальнейшем.

Действительно, такие ошибки не могут быть исправлены в том смысле, что необоснованно казненного человека не воскресишь. Однако при достаточно высоком уровне правоприменительной деятельности подобный брак практически исключен. Во всяком случае, он несравненно меньше десятков тысяч жертв любой иной сферы жизнедеятельности общества, начиная от промышленности, строительства, транспорта и кончая многими видами спорта, путешествий и рискованных развлечений.

Количество несправедливо казненных гораздо ниже людского урона от фактов превышения пределов необходимой обороны и ее мнимого воплощения (мнимого — относительно посягательства, но отнюдь не относительно вреда для жизни лиц, не совершивших в действительности общественно опасных деяний).

Процессуальные процедуры служат надежной гарантией против осуждения к этому наказанию полностью невиновных лиц. В публицистической и специальной литературе, затрагивающей данную проблему, обычно умалчивается, что ошибочное назначение смертной казни, как правило, имеет место в случаях, когда лицо в прошлом или настоящем действительно совершило особо опасные преступления (убийства, изнасилования, разбои, посягательства на должностных лиц правоохранительных органов и т. п.), но не имеет отношения к данным злодеяниям.

В конечном счете ошибки при осуждении к пожизненному лишению свободы или длительным (более 10 лет), а тем более сверхдлительным (более 20 лет) срокам лишения свободы также неисправимы, во всяком случае, по отбытию таких наказаний. Однако никто на этом основании не предлагает отказываться от их применения на практике.

3. Смертная казнь не эффективна, поскольку не способна предупредить совершение новых преступлений.

В юридической литературе давно ведутся споры о том, насколько влияет назначение и исполнение смертной казни на совершение новых, прежде всего тяжких, преступлений '. Соглашаясь отчасти с тем, что общепредупредительные возможности высшей меры наказания отнюдь не абсолютны 2, можно, однако, с уверенностью говорить об абсолютной эффективности данного наказания в плоскости специальной превенции.

По данным А. С. Михлина, среди 3054 осужденных, ожидающих исполнения смертной казни в США, ранее совершали убийство 8,5%3. Несложные подсчеты показывают, что при сохранении им жизни должны погибнуть не менее 260 законопослушных граждан. Вот настоящая оценка ошибочного (либо сознательного) неприменения смертной казни!

Сказанное подводит нас еще к одному аргументу аболиционистов.

Л. Достижение целей наказания возможно без лишения жизни особо опасных преступников.

В качестве полноценной альтернативы смертной казни обычно называют лишение свободы (прежде всего - пожизненное). Однако, как показывает статистика, многие осужденные, отбывая наказание, совершают новые преступления. Так, в 1997 году было осуждено за преступления, совершенные в процессе отбывания наказания, 82 703 человека, в том числе 7279 отбывших лишение свободы. В 1998 г. в местах лишения свободы зарегистрировано 1773 преступления, в том числе 47 убийств (с покушениями) и 39 фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего.

По данным О. В. Старкова, рост числа убийств, совершенных осужденными к лишению свободы, наблюдался в СССР в период 1970-79 гг., в середине и в конце 80-х. В России их уровень в период с 1983 по 1992 г. увеличился на 25% и лишь затем было отмечено снижение 4.

Как отмечает А. С. Михлин, к моменту совершения преступлений, за которые виновные в США были осуждены к смертной казни, только 57,5% из них не привлекались ранее к уголовной ответственности

1 См., в частности, об этом: Михлин А. С. Смертная казнь. Вчера, сегодня завтра. М., 1997. С. 147-153.

2 Тем не менее, если в 1998 г., когда приговоры к высшей мере наказания еще выносились, прирост убийств составил всего 0,9%, то в 1999 г., когда данное наказание было заблокировано, этот прирост достиг уже 4,4%.

3 Михлин А. С. Указ. соч. С. 31.

4 См.: Криминология / Под ред. В. Н. Бурлакова и В. П. Сальникова. С. 394.

за иное преступление. Остальные находились под следствием по другому делу (6,9%), находились под пробацией или были осуждены условно (30,4%), бежали из тюрьмы (1,6%), отбывали тюремное заключение (2,4%), имели другой правовой статус (1,2%)'.

В условиях России вероятность совершения осужденным к лишению свободы нового преступления значительно выше. Причем его экспансия может быть направлена не только против других осужденных либо администрации исправительного учреждения.

Одним из способов продолжения осужденным своей преступной деятельности является побег из места изоляции. По данным О.В.Старкова, число побегов в России в период с 1983 по 1993 г. увеличилось в 3,2 раза. Имевшее в 1996 г. место статистическое снижение этих преступлений объясняется изменением квалификации побегов из колоний-поселений (ст. 188 ' УК РСФСР в редакции закона РФ от 18 февраля 1993г.). Фактически же число побегов в 1996 г. превысило уровень 1983 г. в четыре (!) раза2.

Многие опасные преступники (прежде всего организованные) имеют ныне возможность добиться незаконного освобождения за счет институтов пересмотра дела в порядке надзора, условно-досрочного освобождения, освобождения по болезни, а также помилования. На это выделяются большие суммы денег из так называемых “общаков”.

Наконец, широкое распространение получила практика обмена заложников и похищенных людей на осужденных к лишению свободы или заключенных под стражу до вступления приговора в законную силу. Поскольку уголовные и уголовно-политические структуры располагают почти неограниченными возможностями по похищению и (либо) удержанию российских граждан или иностранцев, то можно прогнозировать эскалацию такого рода “обменов”, превращающихся в работорговлю 3. Говорить об обще- и специальном предупредительном эффекте лишения свободы в таких случаях не приходится.

1 См.: Михлин А. С. Указ. соч. С. 31.

2 Криминология /Под ред. В. Н. Бурлакова и В. П. Сальникова С. 394.

3 Доказательством сказанного является п. 5 постановления Госдумы от 13 декабря 1999 г. об амнистии, который дозволяет прекращать по представлениям Комиссии при Президенте Российской Федерации по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести уголовные дела независимо от характера совершенных преступлений, находящиеся в производстве органов предварительного расследования, и уголовные дела, не рассмотренные судами в отношении лиц, подлежащих обмену на военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и граждан, насильственно удерживаемых на территории Чеченской Республики. Пункт 6 того же постановления разрешает освобождать те же категории лиц от любого наказания, (см.: Постановление Государственной Думы от 13 декабря 1999 г. №4784-11 ГД//Российская газета. 1999. 16 дек.).

Со всей определенностью можно сказать, что отказ от смертной казни в современных российских условиях практически ничего не даст и в плане сохранения главной “ценности” современной цивилизации - жизни особо опасных преступников, посягающих на чужую жизнь. С одной стороны, особо опасные преступники, которые до недавнего времени приговаривались к высшей мере наказания, будут по-прежнему уничтожаться как правомерными (необходимая оборона, причинение вреда при задержании преступника)', так и неправомерными (самосуд 2, “заказные” убийства и др.) способами. С другой стороны, оставление жизни лицам, виновным в гибели законопослушных граждан, неизбежно приведет к новым людским потерям в силу специального рецидива преступлений.

К тому же, коль скоро Россия причисляет себя к демократическим странам, она не может игнорировать почти единодушное мнение населения по поводу необходимости сохранения смертной казни в системе наказаний. Если в 1989 г. опрос, проведенный ленинградским телевидением, показал, что за такое решение выступило чуть более 80 процентов опрошенных, то в 1999 г. их число возросло до 98 процентов (было опрошено 500 студентов негосударственных юридиче-

1 Статистические сведения о жертвах применения и использования сотрудниками правоохранительных органов оружия см.: Каплунов А. И., Милюков С. Ф. Применение и использование огнестрельного оружия по законодательству Российской Федерации. СПб., 1998. С. 4-5, 26-27 и др. Мысль о своеобразной сублимации смертной казни прочно овладевает сознанием руководителей нашей страны. Так, С. В. Степашин в бытность премьер-министром публично заявил: “негодяи, которые занимаются похищением людей, должны быть не просто наказаны, но и уничтожены, им нет места на этой земле” (Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 26 мая). О количестве “негодяев” можно судить по данным министра внутренних дел: в Чечне удерживалось на тот момент от 500 до 800 заложников (Там же).

2 Об этой возможности еще в начале XX века предупреждал Н. Д. Сергеев-ский. Он писал: “Если законодатель, не справляясь с состоянием народной этики, ее (смертную казнь.- С. М.) отменит, то она возродится в форме самосуда, суда Линча и т. п. или отмена ее принята будет за признак слабости государственной власти, что будет еще хуже” (Сергеевскип Н. Д. Русское уголовное право. Пособие к лекциям. СПб, 1913. С. 115). Последовавшие через несколько лет события в бывшей Российской империи, к сожалению, полностью подтвердили справедливость этих поистине провидческих слов. Например, выросшая за полгода (с февраля 1917 г.) на 400 процентов преступность побудила московских обывателей к массовым самосудам над застигнутыми на месте преступниками. Из арестованных московской милицией в июне-июле 1917 г. за кражи и грабежи 800 человек более двухсот были сразу же направлены в тюремные больницы, поскольку стали жертвами самосудов (см.: Борисов А. Председатель директории // Милиция, 1995. №6. С. 53).

ских вузов Санкт-Петербурга и 500 сотрудников ОВД, обучающихся заочно в Санкт-Петербургском университете МВД России, среди которых число сторонников сохранения смертной казни составило соответственно 97 и 99 процентов). Даже среди осужденных за особо тяжкие преступления и отбывающих наказание в тюрьме относительное большинство (47 процентов) высказалось за сохранение названного вида наказания (опрос производился в тюрьме УВД Вологодской области в конце 80-х гг.).

Пожизненное лишение свободы. Как и во многих зарубежных странах, бессрочное заключение по российскому законодательству является альтернативой смертной казни. Однако превращение пожизненного лишения свободы сугубо в наказание-сателлит представляется далеко не безупречным. Дело в том, что при принятии нового УК РФ и ранее, из санкций ряда статей Особенной части, предусматривающих ответственность за совершение особо тяжких преступлений, смертная казнь была изъята, а во вновь вводимые составы того же ряда не введена (например, ведение агрессивной войны, которая вызывает массовую гибель населения, в соответствии с ч. 2 ст. 353 УК РФ не может повлечь смертной казни виновных, а следовательно, и пожизненного лишения их свободы).

По нашему мнению, пожизненное лишение свободы в качестве полностью самостоятельного наказания целесообразно ввести в санкции ст. ст. 275 (“государственная измена”), ст. 276 (“шпионаж”), ст. 279 (“вооруженный мятеж”), ст. 281 (“диверсия”). Оно было бы вполне справедливым и в санкции такого отсутствующего пока в действующем УК состава, как сверхкрупное хищение (подробнее об этом см. в § 2 гл. 5).

Именно по такому пути идет законодательство ряда зарубежных стран. Так, в Греции лицам, виновным в совершении террористических актов, создателям террористических группировок и руководителям бандитских формирований грозит наказание в виде пожизненных каторжных работ. В Северной Ирландии руководство террористической организацией карается пожизненным тюремным заключением '. В Венгрии 1 марта 1999 г. вступил в силу закон, предусматривающий пожизненное заключение за незаконный оборот наркотиков 2. У К ФРГ 1972 г. предусматривал это наказание в одиннадцати статьях Особенной части, а в настоящее время уже в пятнадцати 3.

1 Huber В., Restle G. Developments of criminal law: an overview // European gournal of crime, criminal law and criminal gustice. 1995. № 1. P. 68-87.

2 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 2 марта.

3 См.: Клюканова Т. М. Уголовное право зарубежных стран. СПб, 1998. С. 20.

В связи с предлагаемой реконструкцией рассматриваемого наказания целесообразно отказаться от ограничений в назначении пожизненного лишения свободы (ч. 2 ст. 57 УК РФ), за исключением несовершеннолетия виновного в момент совершения преступного деяния Последнее обстоятельство не позволяет одобрить сложившуюся в США практику осуждения подростков к пожизненному заключению.

Так, в 1995 г. судьи штата Калифорния заявили, что, вопреки закону, они будут судить как взрослых трех 15-летних преступников, убивших 19-летнего студента, подрабатывавшего доставкой пиццы на дом. Главный виновный был осужден к пожизненному заключению без права апелляции, а два его соучастника - к 30 годам тюремного заключения. Только после этого Генеральная Ассамблея штата внесла соответствующую поправку в законодательство '.

С 1 января 1997 г. в штате Мичиган действует закон, согласно которому любой несовершеннолетний может быть привлечен к ответственности как взрослый, если им совершено особо тяжкое преступление. В соответствии с этим законом привлечен к уголовной ответственности 11-летний Натаниэль Эйбрахам, ученик 6-го класса, который вел стрельбу из винтовки с оптическим прицелом по людям, выходившим из супермаркета. В одного человека он промахнулся, а второй - 18-летний Ронни Грин - скончался по дороге в госпиталь. Судья Сандра Сильвер заявила осаждавшим ее журналистам, что она будет требовать пожизненного заключения для юного убийцы 2.

По этому же пути идут суды Великобритании. В ноябре 1997 г. 14-летний Даниель Паркер был осужден к пожизненному лишению свободы за то, что в течение двух лет совершил несколько покушений на убийство, выразившихся в сталкивании на головы прохожих бетонных блоков с крыш домов. В двух случаях серьезно пострадали 8-летний мальчик и офицер полиции 3.

Для сравнения отметим, что по российскому законодательству ребенок, не достигший 14-летнего возраста, уголовной ответственности не подлежит вовсе, какое бы злодеяние он не учинил. Между тем эта проблема в России стоит не менее, если не более остро, чем в США и Великобритании. Одних убийств лица, не достигшие возраста уголовной ответственности, совершили в 1996 г. 1215".

В связи со сказанным, как уже отмечалось (см. § 3 гл. 2), важно вернуться к обсуждению предложений о снижении возраста уголов-

1 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1997. 18 дек.

2 Там же.

3См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1997. 26 нояб.

См.: Российская газета. 1997. 10 июня.

ной ответственности за убийство и некоторые другие особо тяжкие деяния, которые вносились в период разработки проектов УК РФ, но были отвергнуты законодателем. В то же время вряд ли есть основания полностью приравнивать несовершеннолетних к взрослым преступникам.

Столь же неприемлема для российского уголовного права установившаяся в США практика применения пожизненного заключения за неосторожные преступления. Так, 40-летний Томас Джоунс был приговорен судом штата Северная Каролина к данному наказанию без права апелляции за то, что под влиянием выпитого пива и большой дозы наркотиков врезался на своем автомобиле в другой, где находились студентки колледжа. Две 19-летние девушки при этом погибли. Следует отметить, что прокурор Винсент Рабиль требовал для подсудимого смертной казни, ссылаясь на положение УК названного штата, предусматривающего смертную казнь за убийство, происшедшее в ходе совершения другого тяжкого преступления, независимо от формы вины по отношению к смерти. По мнению экспертов, уголовные кодексы минимум двенадцати штатов таковы, что их можно интерпретировать в ключе, предложенном В. Рабилем '.

Пожизненное лишение свободы имеет существенный конструктивный недостаток: будучи назначенным виновному, оно делает его “неуязвимым” для уголовной репрессии в случае совершения им новых преступлений (за исключением тех, которые караются смертной казнью). В параграфе 13 гл. 2 УК Финляндии сделана попытка решения данной проблемы за счет введения в систему наказаний такого вида, как одиночное заключение в светлой камере (то есть, очевидно,, в изолированном помещении, где не гасится свет даже в ночное время и ведется постоянное наблюдение за осужденным) сроком до шести лет2.

Содержащаяся в ч. 3 ст. 59 УК РФ норма о возможности замены смертной казни в порядке помилования не только пожизненным лишением свободы, но и срочным наказанием, ставит, на наш взгляд, в ущемленное положение лиц, которым пожизненное лишение свободы назначается по приговору суда. В последнем случае бессрочное лишение свободы является единственной альтернативой смертной казни (хотя бы потому, что суд не вправе назначить убийце наказание в виде двадцати пяти лет лишения свободы). Между тем помилованный является, с точки зрения закона, более опасным преступником, нежели осужденный к пожизненному лишению свободы. Дело в том,

1 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1997. 20 мая.

2 См.: Клюканова Т. М. Указ. соч. С.41.

что акт помилования не отменяет приговора суда и не ставит тем самым под сомнение то обстоятельство, что данный преступник заслуживает высшей меры наказания '.

Отмеченная диспропорция может быть ликвидирована за счет изъятия из ч. 3 названной статьи УК указания на возможность замены смертной казни лишением свободы на срок двадцать пять лет.

Лишение свободы на определенный срок. Данный вид наказания относится к числу наиболее часто применяемых в российской судебной практике. Его составляющая от общего числа осужденных, достигнув в 1985 г. 45,2%, в последующие годы колебалась в диапазоне 36-39%, а в 1996 и 1997 гг. упала соответственно до 33,9% и 32,8%. Впрочем, в абсолютном значении число осужденных к этому виду наказаний в 1990-1996 гг. непрерывно росло (с 203 359 до 373 519) и лишь в 1997 г. снизилось до 330 977 чел.

Применение лишения свободы за совершение отдельных видов преступлений, наиболее часто встречающихся в следственной и судебной практике, еще выше. Так, в 1997 г. к указанному наказанию было приговорено 41,1% осужденных за хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, 56,1% — за хулиганство при особо отягчающих обстоятельствах, 84,7% - за кражу при отягчающих обстоятельствах.

Столь широкая реализация лишения свободы в нашей стране вызвала резкую критику отечественных и зарубежных правозащитных организаций2. Однако эта критика справедлива лишь отчасти. Дело в том, что количество лишенных свободы в России искусственно завышается за счет лиц, отбывающих наказание в колонии-поселении (по непонятной причине законодатель не называет ее исправительной). Это учреждение ныне предназначено для лиц, совершивших неосторожные преступления, при условии, что они осуждены на срок не свыше пяти лет (п. “а” ч. 1 ст. 58 УК РФ). Учитывая, что санкции большинства статей Особенной части, предусматривающих ответственность за неосторожные преступления (например, ст. ст. 109, 123, 143, 168, 218, 246, 284, 293, 348 и другие УК РФ), не выходят за обозначенные рамки, следует признать, что основная масса таких преступников должна направляться именно в колонии-поселения.

1 Очерченная нами теоретически (см.: Милюков С. Ф. Система наказаний по Уголовному кодексу России. СПб, 1999. С. 46-47) эта диспропорция позднее получила масштабное воплощение в указе Президента России о замене смертной казни в отношении 192 осужденных 25-летним сроком лишения свободы (НТВ. 1999, 11 июня).

2 См., например: Поиски выхода. Преступность, уголовная политика, места заключения в постсоветском пространстве. М., 1996. С. XXII - XXIII и след.

К тому же при осуждении по другим статьям (например, ч. 2 ст. 215, ч. 2 ст. 216, ч. 2 ст. 217, ч. 2 ст. 219, ч. 3 ст. 238, ч. 3 ст. 247, ч. 3 ст. 266, ч. 3 ст. 268 и другие УК РФ) суд вправе избрать наказание в виде лишения свободы в тех же пределах. Так, из лиц, осужденных в 1997 г. за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств без отягчающих обстоятельств, к лишению свободы было приговорено лишь 6,2% (в 1996 г.- 3,3%). Однако за то же преступление при отягчающих обстоятельствах к данному виду наказания было осуждено 31,5% ( в 1996 г.- 27,7%), а при особо отягчающих обстоятельствах - уже 66,8% (в 1995 г.- 78,9%, а в 1996 г.- 69,0%).

Следует учитывать, что в колонию-поселение осужденные могут быть направлены не только по приговору суда, но и по постановлению судьи из исправительных колоний общего и строгого режимов (ч. 1 ст. 364 У ПК РСФСР), что увеличивает контингент поселенцев на многие тысячи человек '.

Анализ режима, установленного в колониях-поселениях, позволяет прийти к выводу, что они фактически не являются местом лишения свободы, поскольку не обеспечивают реализации важнейшего конструктивного признака этого наказания - изоляции осужденного от общества (см. ч. 1 ст. 56 УК РФ).

В соответствии со ст. 129 УИК РФ в колониях-поселениях осужденные содержатся без охраны, хотя и под надзором администрации колонии. В часы от подъема до отбоя они пользуются правом свободного передвижения в пределах колонии. С разрешения администрации могут передвигаться без надзора вне границ колонии-поселения (но в пределах административно-территориального образования), если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением. Осужденные носят гражданскую одежду, могут иметь при себе деньги, ценные вещи и пользоваться ими без ограничения. Они также без ограничения вправе получать посылки и бандероли и иметь любое количество свиданий. Проживают осужденные в специально предназначенных общежитиях. При этом имеющим семьи может быть разрешено проживание на арендованной или собственной площади как на территории колонии-поселения, так и за ее пределами. Осужденным разрешается заочно обучаться в учреждениях высшего и среднего профессионального образования, расположенных в пределах границ соответствующего административно-территориального образования.

1 В 1989 г. в колониях-поселениях содержалось 8,9% осужденных к лишению свободы, причем подавляющее большинство - 6,8% (а от числа осужденных в ИТК-поселениях - 76,1%) в колониях для лиц, переведенных из колоний с полной изоляцией (см.: Михлин А. С. Общая характеристика осужденных (по материалам специальной переписи 1989 г.). М. 1991. С. 17-19).

Таким образом, отбывание наказания в колонии-поселении по своим важнейшим характеристикам совпадает с наказанием, не связанным с изоляцией от общества,- ограничением свободы, предусмотренным ст. 53 УК РФ. Оставление первого из названных наказаний в рамках лишения свободы противоречит реальному правовому статусу отбывающих его лиц. Поэтому целесообразно осуществить реконструкцию ст. 53 и п. “а” ч. 1 ст. 58 УК РФ, а также соответствующих статей УИК РФ, направленную на слияние закрепленных в них институтов в одно наказание. При этом следует, конечно, отказаться от запретов, установленных ч. 5 ст. 53 УК РФ (см. об этом далее).

Реформа уголовного законодательства ознаменовалась не только введением пожизненного лишения свободы, но и существенным повышением верхнего предела срока лишения свободы. Так, если ранее действовавший УК РСФСР в качестве верхнего предела предусматривал 10-летний срок лишения свободы и лишь в качестве исключения поднимал его до 15 лет, то новый У К РФ расширил рамки данного наказания до двадцати лет, а при назначении наказания по совокупности преступлений и приговоров - соответственно до двадцати пяти и тридцати лет.

В прошлом (1940-1950 гг.) сверхдлительные сроки лишения свободы в основном применялись за квалифицированные виды хищений, изнасилование при отягчающих обстоятельствах, бандитизм и некоторые разновидности убийства при отягчающих обстоятельствах. Однако соответствующие нормы утратили силу с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., установивших (и то как исключение) максимальный срок лишения свободы в размере 15 лет.

Мало того, до последнего времени шел процесс снижения средних сроков наказания, назначаемых на практике за распространенные преступления. Так, при среднем законодательном сроке наказания за умышленное тяжкое телесное повреждение (ч. 1 ст. 108 УК 1960 г.)

4 года, реально в 1985 г. он составил 4,2 года, в 1990 г.- 3,7 года, а в 1995 г.- 3,3 года '. Еще более показательна практика применения лишения свободы за изнасилование. При среднем сроке наказания

5 лет (ч. 1 ст. 117 УК 1960 г.) он снизился с 4,5 лет в 1985 г. до 3,5 лет в 1995 г . Если же взять изнасилование при ультраотягчающих

1 См.: Дьяченко А. П., Колоскова И. Ю. Статистическая характеристика умышленных тяжких телесных повреждений и изнасилований в странах СНГ за 1985-1995 гг. // Информационный бюллетень ГИЦ МВД России. М., 1997. № 31. С. 28.

обстоятельствах (ч. 4 ст. 117 того же УК), то, несмотря на средний срок в 12,5 лет, суды назначали его реально в 1985 г. продолжительностью 8,6 лет, а в 1995 г.- 7,9 лет'.

Разительно отличается от этой картины практика назначения рассматриваемого наказания за рубежом. Находившийся в нетрезвом состоянии советник посольства Грузии в США Г Махарадзе 3 января 1997 г. допустил наезд на автомашины, ждавшие зеленого сигнала светофора в центре Вашингтона. В результате погибла 16-летняя Д. Уолтрик. Готового покинуть страну дипломата по требованию госдепартамента остановили на полпути в аэропорт. Спустя шесть недель, после личного обращения тогдашнего госсекретаря США Кристофера, Президент Грузии Шеварднадзе принял почти беспрецедентное для посольской практики решение - лишил Махарадзе статуса дипломатической неприкосновенности. Судья Харольд Кашенберри приговорил подсудимого к 21 году заключения, сославшись среди прочих обстоятельств на тот факт, что подсудимый дважды до этого штрафовался в Америке за превышение скорости 2.

Этот пример, при всей его необычности для российского читателя, отнюдь не уникален, если иметь в виду не личность осужденного, а срок назначенного ему наказания. Как отмечает Т. М. Клюканова, “для действующего законодательства США нередки санкции в 30, 40, 50 лет тюремного заключения” 3. Поэтому законным считается приговор судьи города Милуоки (штат Висконсин, США), который определил 48-летнему рецидивисту Луису Веселе 21 год тюремного заключения за убийство любимой кошки его жены4.

В соответствии с п. 1 ст. 222-3 УК Франции истязание несовершеннолетнего может повлечь заточение сроком до 20 лет, а если субъектом преступления является родственник по восходящей линии (ч. 3 той же статьи) - до 30 лет. Максимальное наказание за это преступление по УК РФ - всего семь лет лишения свободы. Разительно различаются и санкции таких составов преступления, как причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование и другие агрессивные сексуальные действия, торговля наркотиками и многие другие 5.

Мало того, до недавнего времени в большинстве штатов США и в Канаде лишение свободы назначалось на неопределенный срок. Реальное время, проведенное в тюрьме, зависело не от приговора суда, назначавшего верхние и нижние рамки наказания, а от админис-

1 См.: Дьяченко А. П., Колоскова И. Ю. Указ. соч. С. 33.

2 См.: Комсомольская правда. 1997. 25 дек.

3 Клюканова Т. М. Указ. соч. С. 63.

4 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 10 сент.

5 См.: Новый Уголовный кодекс Франции. С. 63, 64, 66, 74 и др.

тративного органа, именуемого Советом по условно-досрочному освобождению. Как отмечают американские исследователи, многие профессионалы в сфере уголовной юстиции считают, что эта система наказаний была более совершенна. При этом предлагается, скажем, наделить упомянутые Советы правом определять конкретное наказание за жилищную кражу со взломом в размере от 10 до 25 лет' (по российскому УК максимальное наказание за это преступление - 6 лет лишения свободы).

Как показывает содержание вышеупоминавшегося приговора, вынесенного в отношении Джека Кеворкяна, в США возобновлена практика вынесения неопределенных приговоров. В нашей стране неопределенные приговоры имели место в 1918-1921 гг. (лишение свободы “до окончания гражданской войны”, “до ликвидации бандитизма” и т. п.). По мнению А. С. Смыкалина, “это не только не способствовало укреплению правовой системы советского государства, но и отбрасывало ее назад, в годы мрачного средневековья России, когда в ходу были широко распространены санкции приговоров типа: “кинуть в тюрьму впредь до государева указа”, “бить плетьми нещадно” и т. п.” 2. При этом ни названный автор, ни другие исследователи не говорят, куда отбрасывается современная Америка, практикующая неопределенные приговоры со значительно более широкими рамками, чем “окончание гражданской войны”.

Характерно, что суды США практикуют назначение сверхдлительных сроков лишения свободы за неосторожные преступления. Так, в 1996 г. 30-летний житель штата Вашингтон получил 50 лет тюрьмы за то, что поехал на красный свет и врезался в машину, в которой оказались 15-летняя девочка и 26-летняя женщина. Обе погибли 3.

Насколько такой подход непривычен даже для современных постсоветских государств, можно судить по ч. 3 ст. 58 Модельною У К для государств - участников СНГ, которая устанавливает, что за неосторожные преступления срок лишения свободы не может превышать семи лет4. В основу этой небесспорной рекомендации положена концепция о случайном характере неосторожного преступного поведе-

1 См.: Уголовное наказание и назначение наказания (на примере законодательства США, Канады и некоторых западноевропейских стран). Программа правовых инициатив для стран Центральной и Восточной Европы. М. 1997. С. 6-11.

2 Смыкали” А. С. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург, 1997. С. 55.

3 Санкт-Петербургские ведомости. 1997. 20 мая.

4 Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств -участников СНГ. 1996. № 10. Приложение. С. 108.

ния, которая, однако, не подтверждается криминологическими исследованиями '.

Еще более беспощадна американская Фемида к лицам, совершающим посягательства на личность и собственность с заранее обдуманным прямым умыслом. Например, выпускник средней школы в Сан-Диего (штат Калифорния) темнокожий Марлин Кэри, восходящая “звезда” американского футбола, был осужден за вымогательство 75 тысяч долларов, сопровождавшееся взятием в заложники трех членов семьи менеджера банка. Несмотря на то, что М. Кэри и его соучастник были схвачены через несколько часов, похищенные деньги были изъяты, а никто из людей не пострадал, Верховный суд штата осудил его на четыре (!) пожизненных срока с правом на первую апелляцию по отбытии 90 лет. Соучастник Р. Кинг, помогавший лишь на первом этапе, получил “всего” один пожизненный срок с правом апелляции через 15 лет примерного поведения. Опубликовавший данную информацию журналист (не юрист!) И. Вартанов задался резонным вопросом, на который сам же и ответил: “будь точно такое же преступление совершено в Москве или Петербурге, каким мог бы быть приговор преступнику? Об этом можно только гадать, но если убийцы через несколько лет выходят из тюрьмы, то такой горе-грабитель, как Марлин Кэри, вполне мог бы отделаться пустяшным наказанием и года через два, глядишь, уже гулял бы на воле, замышлял бы другие комбинации”2.

К сожалению, через непродолжительное время российская действительность полностью подтвердила этот прогноз. Санкт-Петербургский городской суд приговорил к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества двух членов организованной преступной группы, которые путем вымогательства завладели однокомнатной квартирой, доставшейся в наследство 18-летней девушке. Затем они похитили директора компании “Стаб”, держали его в сыром подвале, вымогая 6 тыс. долларов США и две четырехкомнатные квартиры. От его жены они добились выдачи доверенности на управление автомобилем “Мерседес”. В суде было также доказано, что виновные решили завладеть автосервисным предприятием ТОО “Зенит”, самовольно

1 См., например: Дагель П.С. Причины неосторожных преступлений в СССР // Советское государство и право. 1973. № 3. С. 19 и др.; Ковалев Д. С. Причины, условия автотранспортных преступлений и вопросы профилактики: Дисс... канд. юрид. наук. Л. 1975; Куриное Б. А., Калинин Ю. В. О социальных причинах автодорожных происшествий в капиталистических странах // Вестник МГУ. Серия “Право”. 1976. № 3. С. 49 56.

2 Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 13 мая.

установив полный контроль за его производственной и торговой деятельностью '.

Длительные сроки лишения свободы (наряду, как уже отмечалось, с пожизненным заключением) американские суды назаначают малолетним причинителям вреда. Так, в Далласе (штат Техас) суд присяжных (в России этот институт почти всецело защищает интересы подсудимых, а не потерпевших) приговорил 11-летнего Джо Варгаса, ученика 4-го класса, к десяти годам лишения свободы за то, что он напал на 3-летнюю девочку, сорвал с нее одежду и попытался изнасиловать. Двое еще более младших, чем Варгас, “соучастников” получили условное наказание. При этом Варгас мог получить и более строгое наказание (до 40 лет лишения свободы с отбыванием первых 30 лет в тюрьме)2.

С рассматриваемым видом наказания тесно связана проблема предварительного заключения под стражу. С формально-юридических позиций предварительное заключение находится вне сферы действия уголовного и уголовно-исполнительного права, так как подвергнутое ему лицо еще не признано судом виновным, а может быть, и не будет признано таковым в дальнейшем. В связи с этим в п. 1 ст. 34 У К Испании 1995 г. прямо сказано, что задержание и предварительное заключение, а также другие меры предупредительного характера наказаниями не считаются 3.

Однако отечественные и международные правозащитные организации справедливо объединяют категории подследственных и осужденных, исходя из того, что все они подвергаются интенсивному карательному воздействию, причем в более неблагоприятных условиях находятся как раз те лица, презумпция невиновности которых еще не полностью опровергнута.

О варварских условиях содержания заключенных принято говорить применительно к годам массовых репрессий 1930-х - нач. 1950-х гг. Например, писатель Р. В. Иванов-Разумник вспоминал: “...Когда я в 1933 году мимолетно попал в общую камеру Бутырской тюрьмы, густо населенную семьюдесятью двумя несчастными людьми, то мне она показалась с непривычки одним из кругов Дантова ада...” 4.

Однако в наше время эти условия стали еще более невыносимыми. Так, проф. Найджел Родли, специальный докладчик комиссии ООН по

1 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 10 июня.

2 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 6 июля.

3 Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Ф. М. Решетникова. М. 1998. С. 22.

4 Цит. по: Смыкали” А. С. Указ. соч. С. 117. -'

пыткам, писал в своем отчете: “...Докладчик побывал в одной из больших камер, где содержались 83 заключенных... При входе в такую общую камеру в лицо ударяет волна удушливого, тяжелого и зловонного газа с запахом пота, мочи и испражнений, которым здесь дышат люди...” '. Впрочем, и это не предел. Летом 1995 г. в камере изолятора “Матросская тишина” площадью 70 м2 при количестве 35 спальных мест содержалось 140 человек2. Не случайно Н. Родли прибег к тем же образным ассоциациям, что и Р. В. Иванов-Разумник: “...Специальному докладчику понадобились бы поэтический талант Данте и художественное мастерство Босха, чтобы точно изобразить адские условия, с которыми он столкнулся в этих камерах...”3.

“Бывшие узники ГУЛАГа, посещавшие камеры СИЗО в последние годы, считают, что таких бесчеловечных условий в следственных тюрьмах не было даже в самые страшные годы сталинской диктатуры. По существу, речь идет не только о нарушениях прав человека, но и о преступлении против человечества, которое российское государство совершает против сотен тысяч своих граждан, юридически не являющихся виновными, поскольку суд еще не вынес им приговора” 4. Данный факт вынуждены признать и официальные лица. Например, Ю. И. Калинин, бывший в то время начальником ГУИН МВД РФ в интервью газете “Лос-Анджелес Тайме” заявил: “Условия в наших следственных изоляторах по международным нормам можно квалифицировать как пытки. Это лишение сна, воздуха, пространства” 5.

При сравнении современных условий содержания лишенных свободы с существовавшими, скажем, в 1940-1950-е гг. нужно учитывать и то обстоятельство, что значительное число особо опасных преступников находилось в неоправданно, на наш взгляд, комфортных условиях содержания. Так, из совершенно секретного (на момент составления) акта о приеме спецлагерей МВД СССР, дислоцировавшихся в Германии, в систему ГУЛАГа видно, что на 1 октября 1948 г. на территории этой страны осталось лишь три лагеря из десяти существовавших, где находилось 28 377 человек, в основном немецкой национальности; из них 13 873 заключенных и 14504 человека - спецконтингента. В числе последних: 1618 участников организаций и групп, оставленных немецким командованием для подрывной работы в тылу Советской Армии, 6537 руководителей областных, город-

1 Поиски выхода. С. VIII.

2 Там же. С. IV, VI VII.

3 Там же С. V ,

4 Там же. С.92.

5 Бодро Р. Заключен, но еще не осужден // Лос-Анджелес Тайме. 1994, 11 мая.

ских и районных административных органов фашистской Германии, 1422 сотрудника гестапо и “СД”, 1522 человек агентуры германских разведывательных органов. При этом 3449 заключенных осуждены на сроки от 15 до 25 лет (в том числе 908 - к каторжным работам), а 400 человек - пожизненно (в акге не указано, на каком основании они приговорены к такому наказанию, формально отсутствовавшему в нашем уголовном законодательстве).

Далее в документе указывается: “Жилищно-бытовые условия заключенных и спецконтингента, санитарное состояние помещений и территорий удовлетворительное. Положенная норма жил. площади - в два квадратных метра на каждого - выдерживается и имеется излишняя площадь в действующих трех лагерях на 13 500 человек. Весь контингент обеспечен индивидуальными спальными местами и постельными принадлежностями. Спецлагери имеют механизированные кухни, пекарни, прачечные, подсобные предприятия со всеми коммунально-бытовыми удобствами. Вещевым довольствием и автотранспортом вполне обеспечены и имеют значительные излишки...” '.

Но уже в феврале 1950 г. спецлагеря в Германии были ликвидированы, при этом около 15 тысяч заключенных были освобождены вовсе, а немногим более 14 тысяч переданы МВД ГДР. Лишь 757 человек были отправлены на территорию СССР 2.

Это решение было принято из чисто политических соображений (поддержать авторитет недавно созданной ГДР), в ходе острого противостояния с США и никоим образом не способствовало, на наш взгляд, справедливому наказанию лиц, виновных в чудовищных злодеяниях против мира и человечности. Фактическая безнаказанность многих таких преступлений способствовала их повторению в новейшее время (например, в Югославии).

Вмешательство политиков в пенитенциарную практику имело место и в 1990-е гг. Так, Государственная Дума за короткое время приняла три постановления об амнистии, а именно: от 13 декабря 1994 г. “Об объявлении амнистии в отношении лиц, участвовавших в противоправных деяниях, связанных с вооруженными конфликтами на Северном Кавказе”; от 9 февраля 1996 г. “Об объявлении амнистии в отношении лиц, участвовавших в противоправных действиях, связанных с вооруженным конфликтом на территории Республики Дагестан в январе 1996 года”; от 12 марта 1997 г. “Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния

1 Цит. по: Смыкании А. С. Указ. соч. С. 130. См. также: С. 295-303, 309. ,“

2 См.: Там же. С.294 295.

в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике”. Каждый такой акт сопровождался новым витком эскалации бандитизма в этих (и не только) регионах страны, пока не перерос в очередную широкомасштабную войну в августе 1999 г. Разгул преступности, как уже отмечалось, подпитывается и систематической практикой освобождения особо опасных преступников в обмен на захваченных заложников и военнопленных. Политика “умиротворения” экстремистов, как учит история, никогда не приводила к позитивным результатам.

Исполнение как предварительного заключения, так и лишения свободы по приговору суда основывается на совокупности национальных правовых норм, которые должны соответствовать международным стандартам. Такие стандарты можно найти в Европейских тюремных правилах 1987 г., которые являются пересмотренной версией Европейских минимальных стандартных правил обращения с заключенными от 19 января 1973 г. Последние, в свою очередь, основывались на Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными ООН от 31 июля 1957 г. В отличие от вышеназванных Правил ООН, Европейские тюремные правила (ЕТП) гораздо менее известны в нашей стране '.

Не останавливаясь подробно на положениях этих правил, скажем лишь, что несложные подсчеты показывают: до обеспечения минимальных стандартов в СИЗО к 2000 г. государству придется прибегнуть к затратам, равным одной пятой годового федерального бюджета 1996 г.2 Поскольку это нереально, выход надо искать в реформировании уголовно-процессуальной процедуры предварительного расследования, задействовании иных видов наказаний, как связанных, так и не связанных с изоляцией осужденного от общества.

Арест является одной из альтернатив более длительным срокам лишения свободы в условиях исправительной колонии. Его применение отвечает не только зарубежным, но и отечественным традициям, которые, впрочем, забыты в России. Достаточно сказать, что средний срок лишения свободы в конце XIX в. в России составлял около двух месяцев, а в 1994 г. он равнялся четырем годам.

Практика назначения кратких сроков лишения свободы не имела поддержки со стороны многих специалистов отечественной уголовно-правовой и пенитенциарной науки 1960-1970 гг. Интересно отметить,

1 Достаточно сказать, что в обстоятельных комментариях к Минимальным правилам 1957 г. ЕТП даже не упоминаются (см.: Комментарии к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации и Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными. М., 1997. С. 621 770).

2 См.: Поиски выхода. С.17, 90, ПО.

что в критике кратких сроков лишения свободы сошлись такие видные представители традиционно соперничающих между собой ленинградской (петербургской) и московской школ уголовного права, как профессора М. Д. Шаргородский ' и Н. А. Стручков 2. Конечно, названные ученые порицали краткие сроки лишения свободы, исходя из незначительных возможностей исправительно-трудового (по тогдашней терминологии) воздействия на осужденного к лишению свободы в обычном смысле этого термина, а не в режиме ареста.

Рассматриваемый вид наказания появился в современной системе наказаний при принятии нового У К России в 1996 г.

Как гласит ч. 1 ст. 54 УК РФ, арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции и устанавливается на срок от одного до шести месяцев. Представляется, что арест должен применяться в двух типичных ситуациях: а) когда личность виновного характеризуется отрицательно, но он не имеет опыта нахождения в местах лишения свободы и поэтому, пусть кратковременное, но интенсивное воздействие способно отвратить его от совершения новых преступлений; б) когда к виновному уже применялось наказание, в том числе лишение свободы, но санкция статьи УК, по которой он привлекается к ответственности в настоящее время, не содержит более строгого наказания, чем арест3.

Понятие строгой изоляции от общества, о котором идет речь в вышеуказанной норме, раскрывается в ст. 69 УИК РФ: на осужденных к аресту распространяются условия содержания, установленные для лиц, отбывающих лишение свободы в тюрьме на общем режиме. Главной же особенностью тюремного режима, как известно, является содержание осужденных в запираемых общих камерах (хотя, конечно, строгая изоляция, в принципе, предполагает помещение в одиночную камеру).

Осужденным к данному наказанию не предоставляются свидания, за исключением свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи. Им не разрешается получать посылки, передачи и бандероли, кроме содержащих предметы первой необходимости и одежду по сезону. Общее профессиональное

1 См.: Курс советского уголовного права. Т. 2. (Часть Общая). Л., 1970. С. 268, 269.

2 См.: Курс советского уголовного права. Т. 3. Часть Общая. Наказание. М.,

1970. С. 80-83.

г 3 Это мнение было поддержано автором первой монографической работы, , посвященной аресту как виду наказания (см.: Яковлев В. В. Уголовно-правовая

характеристика ареста (теоретический аспект). Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. СПб, 1999. С. 22).

образование, профессиональная подготовка осужденных не осуществляется. Арестованные пользуются правом ежедневной прогулки продолжительностью не менее одного часа, а несовершеннолетние осужденные - не менее полутора часов. Последним предоставляются краткосрочные свидания один раз в месяц продолжительностью не более трех часов с родителями или лицами, их замещающими. Передвижение осужденных без конвоя не разрешается. За нарушение установленного порядка отбывания наказания к осужденным могут применяться меры взыскания в виде выговора или водворения в штрафной изолятор на срок до 10 суток.

Изолированно от иных арестованных и раздельно размещаются: осужденные мужчины и женщины, несовершеннолетние осужденные, а также лица, ранее отбывавшие наказание в исправительных учреждениях и имеющие судимость. Военнослужащие отбывают арест на специально созданных для этого гауптвахтах или в соответствующих отделениях гарнизонных гауптвахт.

В ч. 2 ст. 54 УК РФ указано, что арест не назначается лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста, а также беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет.

На первый взгляд, эти ограничения носят сугубо гуманный характер. Однако они способны ухудшить положение указанной категории осужденных, прежде всего при избрании им наказания по тем статьям Особенной части УК, санкции которых в качестве альтернативы аресту содержат лишение свободы. Дело в том, что лишение свободы носит поистине универсальный характер и применимо ко всем без исключения категориям подсудимых.

Не менее негативные последствия может вызвать назначение в указанных случаях наказания, не связанного с изоляцией осужденного от общества. Так, оставление на свободе лица, уличенного в угрозе убийством (ст. 119 У К РФ) или принуждении к даче ложных показаний, соединенных с такой угрозой (ч. 2 ст. 302 УК РФ), может привести к реализации намерений виновного.

Институт ареста может быть усовершенствован. В частности, заслуживает внимания практика ареста на выходные дни. В соответствии со ст. ст. 33 и 37 У К Испании, такой арест может быть назначен от одного до двадцати четырех дней, за исключением случаев, когда арестом заменяется тюремное наказание. Если арестованный дважды неправомерно пропускает отбытие ареста, суд по надзору может решить, что арест будет исполнятся непрерывно.

Таким образом, арест способен ослабить тяжкий пресс, который давит на учреждения предварительного заключения, поскольку средний срок пребывания в них ныне составляет 10 месяцев. Однако эта

возможность пока эфемерна: отсутствие материальных, финансовых и кадровых предпосылок побудили законодателя отсрочить его реальное применение по крайней мере до 2001 г. (но и этот срок нам представляется нереальным).

Поэтому действительный выход из создавшегося положения видится в широком применении наказаний, не связанных с изоляцией от общества. О том, насколько актуальной является данная проблема, свидетельствуют следующие сведения. В конце 1995 г. в пенитенциарных учреждениях России содержалось около 1500000 человек. Из них в СИЗО и тюрьмах 295 000 человек, в исправительных колониях - 722 000 человек. Для сравнения можно сказать, что в трех европейских странах (Германии, Франции, Швеции) с общим населением, равным российскому, суммарное количество заключенных -121 100 человек '.

Отечественная система наказаний включает еще один вид, связанный с изоляцией осужденного от общества,- содержание в дисциплинарной воинской части. От лишения свободы это наказание отличается не столько фактически, сколько юридически - осужденный сохраняет статус военнослужащего, хотя, естественно, с существенными ограничениями в правах (см. ст. 55 УК РФ, ст. 155-171 УИК РФ)2.

§ 3. Наказания, не связанные с изоляцией от общества

Как уже отмечалось, важное место среди данной группы наказаний должно занять ограничение свободы. Такие притязания обусловлены тем, что названный вид наказаний лишен ряда негативных качеств, присущих полной изоляции осужденного в исправительной колонии, тюрьме или арестном доме. В то же время оно обладает значительным карательным потенциалом и позволяет осуществлять целенаправленное воспитательное воздействие в течение весьма длительного срока. Лишение осужденных возможности свободно передвигаться по территории того или иного региона, а также постоянный надзор за ними обеспечивают предупреждение новых преступлений и в какой-то мере компенсируют отсутствие в системе наказаний ссылки и высылки.

1 См.: Поиски выхода. С. VIII. В связи с приведенными данными будет интересно знать, что в репрессивный период первой половины 1930-х гг. численность лишенных свободы составила: в 1933 г.- 334 тыс., в 1934 г.-510 тыс., в 1935 г. - 991 тыс. и лишь в 1936 г. достигла 1 млн. 269 тыс. чел. (см.: Смыкалин А. С. Указ. соч. С. 108).

2 Подробнее о содержании этого наказания см.: Милюков С. Ф. Система наказаний по Уголовному кодексу России. С. 32-34.

Как устанавливают ч. ч. 1 и 2 ст. 53 УК РФ, ограничение свободы заключается в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора. Оно назначается: а) лицам, осужденным за совершение умышленных преступлений и не имеющим судимости,- на срок от одного до трех лет; б) лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности,- на срок от одного года до пяти лет.

Согласно ст. 47 УИК РФ, специальным учреждением для исполнения данного наказания является исправительный центр, расположенный, как правило, в пределах территории субъекта РФ, где проживали или были осуждены лица, к которым применено ограничение свободы.

Осужденные к рассматриваемому виду наказания, наряду с исполнением закона должны следовать правилам внутреннего распорядка, утверждаемым Министерством юстиции РФ' по согласованию с Генеральной прокуратурой РФ. В частности, они обязаны: а) работать там, куда они направлены администрацией исправительного центра; б) постоянно находиться в пределах территории центра; в) проживать, как правило, в специально назначенных общежитиях и не покидать их в ночное время; г) участвовать без оплаты труда в работах по благоустройству зданий и территорий исправительного центра в порядке очередности, как правило, в нерабочее время продолжительностью не более двух часов в неделю; д) постоянно иметь при себе документ установленного образца, удостоверяющий личность.

Надзор за осужденным к ограничению свободы осуществляется администрацией исправительного центра и состоит в наблюдении и контроле за осужденным по месту жительства и месту работы, а также в нерабочее время. Порядок осуществления надзора определяется подзаконными нормативными актами. Осужденные, а также помещения, в которых они проживают, могут подвергаться обыску, а вещи осужденного - досмотру.

Осужденным, не допускающим нарушений режима отбывания наказания, может быть разрешено проживание с семьей на арендованной или собственной площади. Эти осужденные должны являться на регистрацию до четырех раз в месяц.

Осужденным к ограничению свободы разрешается заочно обучаться в учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования, расположенных в пределах субъекта РФ по месту отбывания наказания.

1 См.: О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы: Федеральный закон от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 30.

За хорошее поведение и добросовестное отношение к труду администрацией исправительного центра могут применяться различные меры поощрения, в том числе разрешение на проведение за пределами центра выходных (праздничных) дней, а также разрешение на проведение отпуска с выездом за пределы центра.

На осужденных, нарушающих трудовую дисциплину, общественный порядок или установленные правила проживания, могут налагаться различные взыскания, в том числе запрещение покидать общежитие в определенное время суток на срок до одного месяца, а также водворение в дисциплинарный изолятор на срок до 15 суток.

Часть 4 ст. 53 УК РФ устанавливает, что в случае злостного уклонения от отбывания наказания лицом, осужденным к ограничению свободы, оно заменяется лишением свободы из расчета день за день. Понятие злостного уклонения раскрывается в ч. 3 ст. 58 УИК РФ. Таковым является самовольное, без уважительных причин оставление осужденным территории исправительного центра, невозвращение или несвоевременное возвращение к месту отбывания наказания, а также оставление мета работы или места жительства.

В случае необнаружения в течение 15 суток осужденного, оставившего территорию исправительного центра, он объявляется в розыск и подлежит задержанию. Задержание в этих случаях производится органами внутренних дел или администрацией исправительного центра с санкции прокурора на срок до 30 суток.

В ч. ч. 1 и 5 ст. 53 УК РФ перечислены категории осужденных, которым запрещено назначать ограничение свободы: несовершеннолетние; инвалиды 1-й и 2-й групп; беременные женщины; женщины, имеющие детей в возрасте до восьми лет; женщины, достигшие 55-летнего возраста; мужчины, достигшие 60-летнего возраста; военнослужащие, проходящие военную службу по призыву.

Этот запрет в конечном счете противоречит интересам данных категорий осужденных, поскольку может подтолкнуть суд к назначению неоправданно сурового наказания (ареста или лишения свободы). Он же способен повлечь и применение необоснованно мягкой меры воздействия на преступника, что нарушает интересы государства и законопослушных граждан (прежде всего - потерпевших).

Поэтому целесообразно либо создать исправительные центры для лиц указанной категории осужденных (прежде всего - не имеющих постоянного места жительства или рода занятий), либо ввести в систему наказаний новый вид, назвав его, например, направлением в воспитательный (для несовершеннолетних) или лечебно-воспитательный (для других категорий осужденных) центр.

Ограничение свободы обладает значительным потенциалом для достижения целей наказания без изоляции виновного от общества.

Однако он не может быть реализован на практике в силу объективных причин, поэтому законодатель отсрочил его применение до 2001 г.

Главенствующую роль в этой группе наказаний пока играют исправительные работы (ст. 50 УК РФ).

Данное наказание, относящееся к основным, имеет многолетнюю практику применения в советский период развития российского государства. Но в последнее десятилетие удельный вес его применения судами неуклонно падает. Так, если в 1988 г. к исправительным работам было приговорено 25,8% всех осужденных, то в 1993 г.- уже 18,1% а в 1997 г. лишь 6,9% '. Это объясняется прежде всего ухудшением социально-экономической обстановки в стране, массовым распространением легальной и скрытой безработицы 2.

Отмеченная тенденция может сохраниться, учитывая то обстоятельство, что действующее уголовное законодательство не предусматривает такого вида исправительных работ, при котором они отбываются в местах, определяемых органами, ведающими исполнением данного наказания (см. ч. 1 ст. 27 УК РСФСР 1960 г.).

Эта законодательная новация некоторыми юристами расценивается как невозможность назначения исправительных работ лицам, не занятым трудом в силу дефицита рабочих мест или учебой к моменту постановления приговора. На самом же деле, безработица, хотя и препятствует широкому применению рассматриваемого наказания, но не исключает достаточного числа вакансий, которые связаны с выполнением непрестижного, тяжелого, мало оплачиваемого труда. Поэтому в ч. 4 ст. 40 УИК РФ совершенно обоснованно указывается, что “осужденный, не имеющий работы, обязан трудоустроиться самостоятельно либо встать на учет в органы службы занятости”. При этом он не вправе отказаться от предложенной этими органами работы или переквалификации.

На первый взгляд, карательная сторона рассматриваемого вида наказания сводится лишь к денежным удержаниям из заработка (от 5 до 20%), производящимся в течение установленного законом времени (от двух месяцев до двух лет). Получается как бы “штраф в рассрочку”. Однако в действительности объем правоограничений, возлагаемых на осужденного, более масштабен.

1 См.: Преступность и правонарушения в СССР: Статистический сборник. М., 1990. С. 97; Преступность и правонарушения (1993-1997): Статистический сборник. М., 1998. С.165.

2 О параметрах и криминологическом значении безработицы в России см.: Криминология / Под ред. В. Н. Бурлакова, В. П. Сальникова, С. В. Степашина. СПб, 1999. С. 139, 570 577.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 40 УИК РФ, в период отбывания исправительных работ осужденным запрещается увольнение с работы по собственному желанию без письменного разрешения уголовно-исполнительной инспекции. Ежегодный оплачиваемый отпуск, предоставляемый осужденному, составляет 18 рабочих дней вместо 24 и также должен быть согласован с органом, исполняющим данное наказание.

С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденного, его поведения в период отбывания наказания и в целях предупреждения новых правонарушений уголовно-исполнительная инспекция, в соответствии со ст. 41 УИК РФ, вправе запретить осужденному: а) пребывать вне дома в определенное время суток; б) покидать место жительства в выходные дни, а также в период отпуска; в) появляться в определенных местах района (города). Инспекция вправе обязать осужденного являться для регистрации до двух раз в месяц.

Перечисленные запреты и обязанности устанавливаются на срок до шести месяцев. В необходимых случаях этот срок может продлеваться в том же масштабе в пределах срока отбывания исправительных работ. Отсутствие работы у осужденного не освобождает его от исполнения обязанностей и соблюдения запретов.

Наличие столь существенных правоограничений ', назначаемых и изменяемых не судом, а органом, исполняющим наказание, серьезно ущемляет интересы осужденного2 и, по существу, превращает исправительные работы из имущественного наказания в своего рода ограничение свободы, не совпадающее с рассмотренным выше одноименным наказанием.

Ст. 50 УК РФ, регламентирующая назначение исправительных работ, не содержит запретов, присущих институту ограничения свободы. Поэтому исправительные работы могут быть назначены: женщинам, имеющим детей до восьми лет3; работающим (и даже нерабо-

1 Достаточно сказать, что в соответствии с п. “е” ч. 3 ст. 33 УК Испании лишение права находиться или посещать определенные местности на срок от шести месяцев до трех лет является самостоятельным наказанием средней строгости. См.: Уголовный кодекс Испании. С. 22.

Аналогичное мнение высказано и другими исследователями (см.: Дьяченко Р. А. Условно-досрочное освобождение и замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 1999. С. 19-20).

3 По данным специальной переписи: в 1989 г. среди женщин, осужденных к данному наказанию, 57,4% состояли в браке (см.: Потемкина А. Т. Осужденные к исправительным работам (по материалам специальной переписи 1989 г.). М., 1991. С. 9).

тающим) инвалидам и лицам, достигшим пенсионного возраста, а также несовершеннолетним '. Правда, в случае тяжелой болезни осужденного, препятствующей дальнейшему отбыванию наказания, уголовно-исполнительная инспекция направляет в суд представление об освобождении его от отбывания наказания. Тот же орган, в случае наступления беременности осужденной, направляет в суд представление об отсрочке отбывания наказания с начала отпуска по беременности и родам.

Срок исправительных работ исчисляется в месяцах и годах, в течение которых осужденный работал и из его заработной платы производились удержания. В каждом месяце установленного срока наказания количество дней, отработанных осужденным, должно быть не менее количества рабочих дней, приходящихся на этот срок. Если осужденный не отработал указанного количества дней и отсутствуют основания, установленные УИК РФ для зачета неотработанных дней в срок наказания, отбывание исправительных работ продолжается до их полной отработки.

В срок наказания засчитывается время, в течение которого осужденный не работал по уважительным причинам и за ним в соответствии с законом сохранялась заработная плата. В этот срок засчитывается также время, в течение которого осужденный официально был признан безработным (удержания в этом случае производятся из пособия по безработице).

В соответствии с ч. 7 ст. 42 УИК РФ, в срок наказания не засчитывается: время, в течение которого осужденный не работал (за исключением вышеуказанных случаев); время болезни, вызванной алкогольным, наркотическим или токсическим опьянением или действиями, связанными с ними; время отбывания административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, а также время содержания под стражей в порядке меры пресечения по другому уголовному делу в период отбывания наказания. Таким образом, фактически срок рассматриваемого наказания может быть значительно больше срока, определенного приговором суда, что, несомненно, существенно повышает карательный потенциал исправительных работ.

В ст. 46 УИК РФ трактуется понятие “нарушение порядка и условий отбывания наказания”. К таковому относится: а) непоступление на работу без уважительных причин в течение 15 дней со дня постановки на учет в уголовно-исполнительной инспекции либо уклонение

1 Среди осужденных к рассматриваемому виду наказания в 1989 г. несовершеннолетних было 0,5%; лиц в возрасте 55-59 лет 1,5%; 60 лет и старше -0,1% (см.: Потемкина А. Т. Указ. соч. С. 6).

от постановки на учет в органах службы занятости в течение того же срока; б) неявка в уголовно-исполнительную инспекцию без уважительных причин; в) нарушение установленных УИК и возложенных на осужденного обязанностей и запретов; г) прогул или появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения.

Рассмотренное понятие является базовым для раскрытия содержания злостного уклонения от отбывания исправительных работ (ч. 3 ст. 50 УК РФ), которое влечет замену неотбытой части наказания ограничением свободы, арестом или лишением свободы. Таковым уклонением, в соответствии с ч. 3 ст. 46 УИК РФ, является повторное нарушение порядка и условий отбывания исполнительных работ, а также оставление места жительства, если местонахождение осужденного неизвестно. В последнем случае осужденный объявляется в розыск и может быть задержан с санкции прокурора на срок до 30 суток.

Обращает на себя внимание тот факт, что законодатель при замене исправительных работ арестом (ч. 3 ст. 50 УК РФ) избрал иную пропорцию, нежели установленную им же в ч. 1 ст. 71 и ч. 3 ст. 72 УК РФ.. Тем самым арест в данном случае представлен в качестве более мягкого наказания, чем лишение свободы, что противоречит карательному содержанию первого из названных наказаний (естественно, без учета срока наказания, который в данной ситуации принципиального значения не имеет).

Поэтому ч. 3 ст. 50 У К целесообразно изложить в следующей редакции: “в случае злостного уклонения от отбывания наказания лицом, осужденным к исправительным работам, суд может заменить неотбытое наказание ограничением свободы, арестом или лишением свободы из расчета, установленного частью первой статьи 71 настоящего Кодекса”.

Функцию исправительных работ в сфере несения воинской службы выполняет наказание, введенное УК РФ в 1996 г., которое именуется ограничением по военной службе.

В соответствии с ч. 1 ст. 51 У К РФ, это наказание назначается осужденным военнослужащим, проходящим службу по контракту, как в случаях, специально предусмотренных санкциями статей Особенной части УК, так и вместо исправительных работ. Срок ограничения по военной службе - от трех месяцев до двух лет. Из денежного содержания осужденного производятся удержания в доход государства (не свыше 20%). Во время отбывания этого наказания осужденный не может быть повышен в должности и воинском звании, а его срок не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания. Предназначение такого наказания заключается в оставлении на службе профессиональных военнослужащих, которые, хотя и совершили преступление (как правило, небольшой или средней тяжести), но, по мнению государства, могут сохранить свой социально-правовой статус.

В соответствии с приговором суда командир воинской части не позднее трех дней после получения копии приговора и распоряжения по его исполнению издает приказ, в котором объявляет, на каком основании и в течение какого срока осужденный военнослужащий не представляется к повышению в должности и присвоению нового воинского звания, какой срок не засчитывается ему в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания. Кроме того, указывается размер денежных удержаний. Названные удержания производятся из должностного оклада, оклада по воинскому званию, ежемесячных и иных надбавок, а также других дополнительных денежных выплат.

Как устанавливает ч. 2 ст. 145 УИК РФ, если с учетом характера совершенного преступления и иных обстоятельств осужденный военнослужащий не может быть оставлен в должности, связанной с руководством подчиненными, он по решению командира воинской части перемещается на другую должность как в пределах воинской части, так и с переводом в другую часть или местность, о чем извещается суд, вынесший приговор. При этом осужденный без его согласия не может быть перемещен на нижестоящую должность, поскольку такое перемещение не является элементом рассматриваемого наказания.

Ст. 148 УИК РФ по существу является материальной нормой, восполняющей пробел в поле правового регулирования, осуществляемого ст. 51 УК РФ. Она устанавливает, что осужденный военнослужащий может быть уволен с военной службы по основаниям, предусмотренным законодательством РФ. В этом случае командир воинской части направляет в суд ходатайство о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо о полном освобождении от такового.

К сожалению, ничем не восполнен другой пробел, имеющийся в правовом регулировании рассматриваемого наказания. Ст. 51 У К РФ не содержит нормы, аналогичной, например, ч. 3 ст. 50 УК РФ, то есть не предусматривает последствий злостного уклонения от отбывания ограничения по военной службе.

В связи с этим целесообразно дополнить как уголовное, так и уголовно-исполнительное законодательство соответствующими установлениями. Так, статья 51 УК РФ может быть дополнена частью третьей следующего содержания: “В случае злостного уклонения от отбывания ограничения по военной службе применяются правила, предусмотренные частью третьей статьи 50 настоящего Кодекса”.

В качестве еще одного вида наказания, призванного заменить исправительные работы в сферах, где они неприменимы или мало применимы, законодатель ввел в современную систему наказаний обязательные работы (ст. 49 УК РФ).

Будучи новой для российского законодательства мерой воздействия, обязательные работы хорошо известны зарубежному уголовному праву. Нидерландский ученый Антон М. Ван Калмтаут в своем докладе, представленном на XI Международном конгрессе по криминологии, проходившем в августе 1993 г. в Будапеште (Венгрия), счел необходимым констатировать: “Из всех альтернатив наказаниям, связанным с лишением свободы, которые были разработаны в последнее время во многих западноевропейских странах, только отбывание наказания с выполнением общественно полезных работ применяется в широком масштабе. Особенно это касается Англии, Франции и Нидерландов, где ежегодно взрослым правонарушителям назначается соответственно более 30000, 13 000, 9000 судебных санкций на отбывание подобных наказаний либо в качестве основного наказания, либо в качестве особого условия в дополнение к отсрочке приговора” '.

В соответствии со ст. 49 УК РФ, обязательные работы заключаются в выполнении осужденным в свободное от основной работы время бесплатных общественно полезных работ, вид которых определяется органами местного самоуправления. Эти работы устанавливаются на срок от 60 до 240 часов и отбываются не свыше четырех часов в день.

Однако в настоящее время данное наказание на практике не применяется. Его действие блокировано законодателем по крайней мере до 2001 г. Дело в том, что, хотя в вышеупомянутой статье У К РФ обязательные работы определяются как бесплатные, в действительности, в соответствии с ч. 2 ст. 28 УИК РФ, “администрация организации, в которой осужденные отрабатывают обязательные работы, ежемесячно перечисляет в соответствующий бюджет финансовые средства за выполненные осужденным работы”.

С учетом глубокого и затяжного финансово-экономического кризиса, в котором пребывает наша страна с начала 1990-х гг., этот шаг законодателя следует признать опрометчивым. Как раз в этих условиях обязательные работы следует сделать действительно бесплатными, общественными. Это позволило бы занять значительную массу осужденных преступников, часто нигде не работающих и не обучающихся, общественно полезным трудом, отвлечь их от противоправного обра-

1 Kalmthout A. M. van. Alternative sanctions in Europe: their counter productive effects and their impact on prison conditions // Tilburg foreign law review. Vol 3 1994. № 4. p. 335-344.

за жизни, а также получить значительный экономический эффект на благо законополушного населения.

В ч. 4 ст. 49 УК РФ содержится запрет на применение этого наказания, не связанного с изоляцией от общества, к определенным категориям лиц - аналогичный запрету на применение ограничения свободы (за исключением несовершеннолетнего возраста осужденных). В юридической литературе это положение закона обычно толкуется как проявление принципа гуманизма, заботы государства о материнстве, детстве и престарелых '. На самом деле, как уже отмечалось выше, законодатель невольно подталкивает суд к назначению соответствующим категориям осужденных более строгого наказания или к оставлению их без наказания вообще.

Поэтому наличие такого запрета должно быть уравновешено введением дополнительных видов наказаний, не связанных с изоляцией. К тому же инвалиды, престарелые, домохозяйки без особого ущерба для их интересов могли бы выполнять работы, не требующие приложения больших физических усилий (работа с документацией в архивах, военкоматах, органах социальной защиты, медицинских учреждениях, библиотеках, осуществление диспетчерских функций с использованием домашних телефонов и т. п.).

Еще менее обоснован запрет на применение обязательных работ к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву. Численность армии постоянно сокращается, и не хватает людских резервов для выполнения элементарных работ по поддержанию на должном уровне многих объектов, жизненно важных и для гражданского населения. Режим же исполнения данного наказания, как представляется, сочетается с особенностями несения воинской службы.

Исполнение наказания в виде обязательных работ регулируется ст. ст. 25-30 УИК РФ. Время обязательных работ не может превышать четырех часов в выходные дни, когда осужденный не занят на основной работе, службе или учебе; в рабочие дни - двух часов после окончания работы, службы или учебы, а с согласия осужденного -четырех часов. Время обязательных работ в течение недели, как правило, не может быть менее 12 часов. Предоставление осужденному очередного отпуска по основному месту работы не приостанавливает исполнения данного наказания.

Часть 3 ст. 49 УК РФ устанавливает, что в случае злостного уклонения осужденного от отбывания обязательных работ они заменяются ограничением свободы или арестом. Понятие злостного уклонения раскрывается в ст. 30 УИК РФ. Оно имеет место, если осужденный:

а) более двух раз в течение месяца не выходит на обязательные работы без уважительных причин; б) более двух раз в течение одного месяца нарушает трудовую дисциплину; в) скрывается с целью уклонения от отбывания наказания. Замена обязательных работ более строгим видом наказания производится в следующей пропорции: восемь часов обязательных работ за один день ограничения свободы или ареста. В таком масштабе засчитывается реально отбытый осужденным срок наказания.

Если реализация на практике последнего из рассмотренных наказаний “заморожена” законодателем, то такая мера, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью применяется судами и в настоящее время. Однако сфера применения этого наказания весьма ограничена: если в 1992 г. к нему было осуждено (в качестве дополнительного наказания) 7,9% от общего числа осужденных ', то уже в следующем году лишь 1,8%. Столь резкое снижение объясняется декриминализацией такого преступления, как управление транспортным средством в состоянии опьянения (Закон РФ от 24 декабря 1992 г.). Однако и в последующие годы количество назначений рассматриваемого наказания неуклонно падало, составив в 1996 г. 0,8%, а в следующем - всего 0,3%2.

Между тем данное наказание позволяет учесть важнейшие параметры криминологической характеристики как самого преступления, так и личности виновного, и поэтому носит ярко выраженный превентивный характер. В соответствии с ч. 1 ст. 47 УК РФ, лишение права заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должность на государственной службе, в органах самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью. То обстоятельство, что к моменту вынесения обвинительного приговора подсудимый уже не занимался той или иной деятельностью (в том числе, по причине лишения права на это в административном порядке), не препятствует назначению рассматриваемого наказания.

Как уже отмечалось, законодатель прямо ограничивает возможность лишения определенных должностей рамками государственной или муниципальной службы. Однако в санкциях ст. ст. 202, 203 и 205 УК РФ он сам нарушает это правило, устанавливая в качестве основного или дополнительного наказания лишение права занимать

' См.: Уголовное право. Общая часть. М., 1997. С.432.

1 Криминологическую характеристику осужденных того периода см: Кузне-ченко Н. В. Осужденные к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (по материалам специальной переписи 1989 г.). М., 1991.

2 См.: Преступность и правонарушения (1993 1997). С.165.

должности в коммерческих и иных негосударственных организациях (в частности, должности частного нотариуса, частного аудитора, руководителя частной охранной или детективной службы и др.)- Возможно, в этом направлении следует реконструировать санкции и ряда других составов (например, в ст. ст. 201 и 204 УК).

Анализируемый вид наказания нельзя понимать в том смысле, что осужденному может быть запрещено работать в той или иной отрасли промышленности, сельского хозяйства, образования, культуры, министерстве или ведомстве. Например, осужденный за обман потребителей (ст. 200 УК РФ) продавец может быть лишен права занимать должности, связанные с отпуском товаров, но суд не уполномочен лишать его права работать в торговых предприятиях на иных должностях (рабочего, сторожа и др.). Как видно, под должностью в данных случаях следует понимать не только занятие поста представителя власти или иного должностного лица (примечание 1 к ст. 285 УК РФ), но и выполнение функций рядового работника.

Важное значение для достижения целей наказания имеет норма ч. 3 ст. 47 УК РФ, устанавливающая возможность назначения рассматриваемой меры в качестве дополнительного наказания и в тех случаях, когда оно, хотя и не предусмотрено санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, но, исходя из характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного, суд признает невозможным сохранить за осужденным право занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Тем самым законодатель ориентирует органы предварительного расследования, прокурора и суд на анализ причин данного конкретного преступления, условий, благоприятствующих его совершению, и, самое главное, на прогноз дальнейшего противоправного поведения обвиняемого (подсудимого). Так, кража продуктов, совершенная воспитателем детского дома, будет основанием для применения ч. 3 ст. 47 УК РФ лишь в том случае, если пострадали воспитанники данного учреждения. Аналогичные основания наличествуют, например, и в случае совершения изнасилований больных врачом “скорой помощи”, прибывающим по их вызовам. Ясно, что кража и изнасилование, совершенные теми же лицами, но в отношении иных потерпевших, вряд ли могут повлечь лишение права заниматься соответственно педагогической или врачебной деятельностью.

Часть 2 ст. 47 УК РФ определяет сроки рассматриваемого наказания - от года до пяти лет в качестве основного вида и от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного вида.

Представляется, что российский законодатель значительно заузил временные рамки данного наказания, проигнорировав рекомендацию,

содержащуюся в ч. 2 ст. 49 Модельного УК для государств - участников СНГ,- установить срок лишения соответствующего права в диапазоне от одного года до десяти лет за умышленные преступления и V, от одного года до пяти лет за неосторожные преступления '.

Предлагаемые в Модельном УК решения гораздо в большей степени соответствуют современным тенденциям в уголовно-правовом регулировании данного наказания. Так, п. “б” ч. 2 ст. 33 УК Испании ввел в систему наказаний своей страны абсолютное поражение в правах, отнеся его к категории строгих наказаний. Ст. 40 УК Испании устанавливает срок абсолютного поражения в правах - от шести до двадцати лет, специального поражения в правах - от шести месяцев до двадцати лет, лишение права на управление транспортным средством и на хранение (ношение) оружия - от трех месяцев до десяти лет. Наконец, ст. 55 УК Испании гласит, что лишение свободы на срок более десяти лет влечет абсолютное поражение в правах на тот же срок 2. В соответствии со ст. 41 У К Испании, абсолютным поражением в правах является лишение всех почестей и должностей, которые занимал виновный, хотя бы они и были выборными. Кроме того, в течение срока действия приговора осужденный не может получать- такие же или какие-либо другие почетные права, назначаться или выбираться на определенные должности 3.

Столь же длительные сроки рассматриваемого наказания предусматривает ст. 43 нового УК Польши, вступившего в законную силу с 1 января 1998 г."

Порядок исполнения рассматриваемого наказания урегулирован в ст. ст. 33-38 УИК РФ.

Если лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью не сопряжено с изоляцией осужденного от общества или ограничением свободы, то его исполнение возлагается на уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осужденного. В случае призыва или поступления осужденного на военную или альтернативную гражданскую службу названная инспекция направляет копию приговора в военный комиссариат или по месту службы осужденного для дальнейшего исполнения данного наказания.

1 См.: Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ. Приложение. С. 104.

2 См.: Уголовный кодекс Испании. С. 21, 24, 27.

3Там же. С. 24

4 См.: Уголовный кодекс Республики Польша / Науч. ред. Э. А. Саркисова, А. И. Лукашов. Минск, 1998. С. 19.

При назначении этого вида наказания в качестве дополнительного к обязательным работам, а также при условном осуждении его срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. Если это наказание является дополнительным к ограничению свободы, аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части и лишению свободы,- то оно распространяется на все время отбывания указанных основных видов наказаний, но при этом его срок исчисляется с момента их отбытия.

Администрация организации, в которой работает осужденный, обязана не позднее трех дней после получения копии приговора суда освободить осужденного от должности, которую он лишен права занимать, или запретить заниматься определенной деятельностью. В случае увольнения из организации осужденного, не отбывшего наказания, администрация должна внести в трудовую книжку запись о том, на каком основании, на какой срок и какую должность он лишен права занимать или какой деятельностью заниматься.

Органы, правомочные аннулировать разрешение на занятие определенной деятельностью, в трехдневный срок после получения копии приговора обязаны принять такое решение, а также изъять у осужденного соответствующий документ.

К сожалению, ст. 47 УК РФ не предусматривает замены рассматриваемого наказания иным, более строгим, в случае злостного уклонения от его отбывания. Поэтому положение ст. 38 УИК РФ о том, что представители власти, служащие государственных и муниципальных учреждений, коммерческих или иных организаций, злостно не исполняющие вступившие в законную силу приговоры суда, решение суда или судебной акт о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а также осужденные, нарушающие требования приговора суда, несут ответственность в порядке, установленном законодательством РФ, обеспечено лишь статьей 315 У К РФ (“Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта”), субъектом которой сам осужденный быть не может.

Данный пробел в законодательстве целесообразно ликвидировать путем дополнения соответствующих статей Общей или Особенной частей УК РФ. Актуальность прилагаемого законодательного шага весьма высока в связи с тем, что некоторые осужденные (в основном, лишенные права управлять автотранспортным средством, а также права на охоту) продолжают заниматься запрещенной им деятельностью, что часто приводит к совершению новых, нередко более тяжких, преступлений.

Обозначенная проблема может быть решена, в частности, за счет дополнения У К РФ статей 314 ' следующего содержания:

“Статья 314 '. Уклонение от отбывания наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Самовольное занятие должности или занятие деятельностью лицом, лишенным на это права по приговору суда,- наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет”.

В условиях господства рыночных отношений важную роль в борьбе с преступлениями как небольшой или средней тяжести, так и некоторыми тяжкими преступлениями (прежде всего корыстной направленности), призван сыграть штраф. В 1996 г. к штрафу было приговорено 30,1% осужденных '. Однако более широкому применению названного наказания будут препятствовать такие особенности криминологической характеристики большинства современных преступников, как незанятость общественно полезным трудом и обучением, а также отсутствие у них сколько-нибудь ценного имущества и денежных средств. Не случайно в 1997 г. лишь 1,8% несовершеннолетних осужденных было приговорено к штрафу 2, а, что самое примечательное, доля осужденных к штрафу снизилась сразу на 5,2% \

В ст. 46 УК РФ штраф определяется как денежное взыскание, назначаемое в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), установленных законодательством РФ на момент назначения наказания, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период. Размер штрафа может колебаться в пределах от двадцати пяти до тысячи МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года.

К сожалению, законодатель отказался от исчисления штрафа суммой, слагающейся из кратного размера причиненного ущерба, как это было в ранее действовавшем законодательстве (ст. 30 УК РСФСР 1960 г.), которое закрепляло возможность назначения штрафа в размере до пятидесятикратной суммы причиненного ущерба.

'См.: Преступность и правонарушения (1993 1997). С. 165. 2 Там же. С. 168. 3Там же. С. 165.

Установленные законом рамки анализируемого наказания представляются недостаточно широкими. Законодатель проигнорировал тот факт, что часть преступников имеет легальный доход, исчисляемый миллионами долларов. Поэтому максимальный размер штрафа, предусмотренный, в частности, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160, ч. 2 ст. 165, ч. 2 ст. 171, ч. 2 ст. 172, ч. 2 ст. 202, ч. 1 ст. 290 У К РФ, далеко не в полной мере соответствует требованию ч. 3 ст. 46 УК об обязательном учете судом имущественного положения осужденного. Тем более не обеспечивает “кумулятивного” эффекта штраф, назначенный как дополнительное наказание в размере, определенном в санкциях ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 и им подобных норм УК РФ.

В связи со сказанным представляет интерес зарубежный опыт применения данного имущественного наказания.

Так, 20-летний марокканский студент из немецкого города Росток (земля Мекленбург - Передняя Померания) был задержан гражданами за кражу презерватива (стоимостью равной цене двух пачек жевательной резинки) с торгового прилавка. Суд наложил на него штраф в размере 1400 марок (780 долларов) и обязал возместить стоимость похищенного '.

Еще один пример. Пожилой мужчина был приговорен к штрафу в 1000 долларов США и 24 часам обязательных работ за то, что он по просьбе 16-летних девушек купил на их деньги (7 долларов) коробку пива. Девушки действовали по заданию полиции, прося об этой услуге покупателей, входящих в магазин. Такая операция проводится американской полицией в связи с действием в Калифорнии закона о запрете содействия несовершеннолетним в приобретении спиртных напитков, в том числе пива2.

Столь непривычная для России практика законодательно закреплена также во Франции, где размер штрафа в качестве дополнительного наказания может достигать 50 миллионов франков 3.

В то же время для значительной части осужденных являются непосильными даже сравнительно небольшие “дозы” рассматриваемого наказания. На это обращают внимание практикующие юристы. Так, выступившие на Пленуме Верховного Суда РФ при обсуждении проекта постановления этого судебного органа “О практике назначения судами уголовного наказания” заместитель председателя Рязанского областного суда П. Ф. Стародубов и заместитель председателя Ярославского областного суда Г. В. Федоренко отметили, что размеры

1 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 22 июня.

2 См.: Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 20 авг.

3 См.: Клюканова Т. М. Указ соч. С. 31.

штрафных санкций затрудняют их применение за наиболее распространенные преступления '.

Поэтому требует дальнейшего изучения и последующего воплощения в законе не только повышение максимального размера штрафа за ряд преступлений, но и снижение его нижней границы. В этом смысле заслуживает внимания то обстоятельство, что ранее действовавшее законодательство (ч. 2 ст. 30 У К РСФСР 1960 г.) устанавливало такой предел в размере всего 0,5 МРОТ. Конечно, непрерывно растущая в последнее десятилетие инфляция делает столь низкий порог штрафа нерациональным, однако установление его в размере 10 и даже 5 МРОТ может быть криминологически обоснованным.

Карательный потенциал рассматриваемого наказания невозможно уяснить без обращения к уголовно-исполнительному законодательству. В соответствии со ст. 31 УИК РФ осужденный к штрафу обязан уплатить его в течение 30 дней со дня вступления приговора в законную силу. В случае, если осужденный без уважительной причины не уплачивает штраф, взыскание производится судебным исполнителем в принудительном порядке, в том числе путем обращения взыскания на имущество, подлежащее конфискации.

Часть 5 ст. 46 УК РФ гласит, что в случае злостного уклонения от уплаты штрафа он заменяется обязательными работами, исправительными работами или арестом соответственно размеру назначаемого штрафа в пределах, предусмотренных УК РФ для названных видов наказаний. Таковым уклонением, в силу ст. 32 УИК РФ, признается неуплата штрафа в вышеуказанный срок и сокрытие осужденным своих доходов и имущества от принудительного взыскания.

К сожалению, ни уголовное, ни уголовно-исполнительное законодательство не содержат каких-либо параметров, позволяющих точно соотнести штраф и наказания, которыми он заменяется. Мало того, законодатель не ориентирует суд, когда в таких случаях следует применять обязательные, а когда исправительные работы или арест (до введения в действие ст. ст. 49 и 54 УК РФ эта проблема остается теоретической).

Определенным ориентиром в этом направлении может служить ч. 3 ст. 30 ранее действовавшего УК РСФСР 1960 г., в соответствии с которой суд имел право заменить неуплаченную сумму штрафа исправительными работами из расчета один месяц исправительных работ за два МРОТ. Естественно, в связи с существенным расширением диапазона рассматриваемого наказания (по ранее действовавшему

1 См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 8. С. 1-2.

законодательству штраф мог был назначен от 0,5 до 25 МРОТ), эта пропорция должна измениться до 1:5 или даже 1:10.

В результате означенной замены осужденный к штрафу (по сути, к наименее строгому наказанию) может оказаться в заключении (причем не только при переходе к аресту, но и в результате последующей замены обязательных или исправительных работ лишением свободы). Очевидно, по этой причине законодатель не включил в новый УК норму о том, что замена штрафа лишением свободы не допускается (ч. 4 ст. 30 УК РСФСР 1960 г.).

Помимо наказаний, могущих применяться только в качестве основных либо основных и дополнительных, в российской системе наказаний имеются сугубо дополнительные наказания (ч. 3 ст. 45 УК РФ). Проанализируем их содержание.

Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград в соответствии со ст. 48 УК РФ может быть назначено при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Оно носит преимущественно “позорящий” характер, но часто влечет для осужденного и неблагоприятные имущественные последствия в виде прекращения денежных выплат, отмены льгот и т. д.

Применение данного вида наказания соотносится с законодательными и иными нормативными актами, которые устанавливают соответствующие звания, чины, награды, определяют порядок их присвоения (награждения) и правовой статус лиц, имеющих указанные отличия.

Суд может лишить специальных, воинских званий, классных чинов как лиц, состоящих на службе, так и находящихся в запасе, отставке, на пенсии. В то же время он не вправе лишить осужденного ученой степени и ученого звания и других званий, носящих квалификационный характер (спортивного, профессионального разряда и т. п.). Суд лишь правомочен сообщить органу, присвоившему, например, ученую степень, о характере и обстоятельствах совершенного виновным преступления для возможного принятия соответствующего решения.

Суд вправе лишить осужденного любой государственной награды, в том числе бывшего СССР. В связи с появлением комментируемой нормы, как представляется, утратил силу п. 17 Положения о государственных наградах', в соответствии с которым лишение государственных наград может быть произведено только Президентом РФ по представлению суда, хотя в новейшей юридической литературе по-

1 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 23. Ст. 2207.

прежнему встречаются ссылки на данный нормативный акт без всяких оговорок '.

Ст. 61 УИК РФ устанавливает принципиально иной порядок исполнения рассматриваемого наказания. Суд, вынесший приговор, после вступления его в законную силу направляет копию этого документа должностному лицу, присвоившему осужденному звание, классный чин или наградившему его государственной наградой. Указанное лицо вносит в соответствующие документы запись о лишении звания, чина или награды, а также принимает меры по лишению осужденного соответствующих прав и льгот. Копия приговора суда в отношении военнослужащего запаса направляется в военкомат по месту воинского учета.

В законе в качестве основания назначения рассматриваемого наказания указывается лишь категория тяжести преступления и личность виновного. Однако, по нашему мнению, решающее значение имеют характер и конкретные обстоятельства совершения преступного деяния. Например, нецелесообразно лишать боевой награды человека, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего в обоюдной драке. Другое дело, если это лицо совершило государственную измену или диверсию. Звание заслуженного работника торговли можно сохранить лицу, виновному в совершении насильственных действий сексуального характера, но вряд ли обоснованным будет сохранение в этом случае звания народного учителя (особенно, если преступление совершено против ученика).

Как и ст. 47 УК РФ, ст. 48 того же Кодекса не содержит каких-либо установлений по поводу возможного игнорирования осужденным приговора суда в части назначения ему дополнительного наказания (допустим, осужденный продолжает носить государственные награды или указывает утраченное почетное звание в своих литературных публикациях). Этот пробел должен быть ликвидирован за счет введения соответствующих норм в действующее уголовное законодательство (например, по аналогии с предлагаемой статьей 314 ' УК РФ).

Значительно большим карательным потенциалом обладает такое дополнительное наказание, как конфискация имущества. Вероятно, это обстоятельство побудило некоторых известных ученых-юристов в процессе разработки проектов УК РФ и Модельного УК государств - участников СНГ выступить против включения названной меры в систему наказаний. При этом конфискация объявлялась наследием тоталитарного сталинского режима. На самом деле, как от-

1 См.: Комментарий к УК РФ. Общая часть. М. 1996. С. 136, 137; Уголовное право России. Т. 1. С. 393.

мечает А. Кузнецов, ссылаясь на дореволюционного исследователя Н. Ф. Луганского, “конфискация имущества на Руси XV11 века возникла как следствие политической смерти осужденного” '. Насколько известно из истории отечественного права, конфискационные наказания (так называемый “поток и разграбление”) применялись и ранее.

Вряд ли обоснованны и сомнения А. В. Наумова относительно целесообразности полной конфискации имущества ввиду ее чрезмерной жестокости 2. Не случайно конфискация имеется в системах наказаний большинства демократических государств 3.

Тем более нельзя согласиться с А. Кузнецовым в том, что рассматриваемый “вид наказания противоречит общепризнанным нормам международного права, Конституции РФ, принципам гуманизма и справедливости и поэтому должен быть законодателем из перечня видов наказания исключен” 4. Достаточно сказать, что в Нидерландах ведется подготовка к внедрению правовой санкции в виде конфискации незаконно полученных доходов даже без привлечения виновных к уголовной ответственности 5.

Конфискация имущества, бесспорно, способна сыграть роль в борьбе с преступностью, в том числе организованной, имеющей огромные денежные и имущественные ресурсы и подвергающей невиданной эксплуатации законопослушное население. Однако суды все реже назначают конфискацию имущества в качестве дополнительного наказания: если в 1992 г. к ней было приговорено 11,1% осужденных, то в 1996 г.- всего 6,1%, а в 1997 г.- лишь 1,0%6.

Среди прочих причин более широкому применению рассматриваемого наказания препятствуют некоторые конструктивные недостатки ст. 52 УК РФ, устанавливающей основные параметры конфискации имущества.

1 Кузнецов А. Конфискация имущества как кумулятивный вид наказания в уголовном законодательстве // Уголовное право. 1999. № 2. С. 39.

2 См. Наумов А. В. Указ. соч. С. 382, 383; Уголовное право. Общая часть. М. 1997. С. 437.

3 Например, пп. 4 и 7 ст. 131-6 УК Франции. См.: Новый Уголовный кодекс Франции. М. 1993. С. 14.

4 Кузнецов А. Указ. соч. С. 43.

5 Huber В., Restle G. Developments of criminal law: an overview // European gournal of crime, criminal law and criminal gustice. 1995. № 4. p. 395-413. cm. также: Конвенция Совета Европы об “отмывании” доходов от преступной деятельности. Ст. 2 “Конфискационные меры” // Волженкин Б. В. Отмывание денег. СПб., 1998. Приложение № 1. С. 30.

6 См.: Преступность и правонарушения (1992-1996). С. 168; Преступность и правонарушения (1993-1997). С. 165.

Так, в первой части названной статьи указывается, что конфискуемое имущество должно быть собственностью осужденного. Между тем следственная и судебная практика свидетельствуют, что преступник нередко заблаговременно оформляет принадлежность имущества на своих родственников или посторонних подставных лиц'. Действующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство не создает прочной правовой базы для изъятия ценностей в таких случаях. Определенный эффект, правда, может дать применение ст. ст. 83, 86 и др. УПК РСФСР. Однако в них говорится о деньгах или иных ценностях, нажитых именно преступным путем, тогда как конфискации подлежит имущество независимо от доказанности источника его происхождения.

Органы предварительного расследования одновременно с возбуждением уголовного дела, а оперативные сотрудники еще и до такого решения, должны установить качественные и количественные характеристики имущественного положения виновного и принять исчерпывающие меры по предотвращению сокрытия ценностей (в том числе путем наложения на них ареста). В случае сокрытия ценностей следует организовать их розыск и юридически оформить факт их принадлежности именно виновному, а не номинальным владельцам. Вместе с тем, необнаружение имущества на досудебных и судебных стадиях уголовного процесса не препятствует возможности назначения судом рассматриваемого наказания, так как имущество может быть найдено и обращено в доход государства на стадии исполнения приговора.

Вторым инструктивным недостатком ст. 52 УК РФ является установление конфискации имущества лишь за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные к тому же исключительно из корыстных побуждений. Тем самым блокируется возможность применения конфискации к преступникам, которые сколачивают огромные состояния

1 Небезызвестный Б. Березовский, которому неоднократно предъявлялось обвинение в совершении тяжких экономических преступлений и даже избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу, сообщил окружной избирательной комиссии по Карачаево-Черкесскому избирательному округу по выборам в Госдуму, что его совокупный доход в 1998 г. составил 14 млн 677 тыс. 204 рубля, а также то, что он имеет в собственности два земельных участка площадью 1,1 и 0,25 га, части жилых домов площадью 70 и 20,5 кв. м и один автомобиль ВАЗ-21093 (см.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 19 нояб.). Не менее известный бизнесмен Р. Абрамович, который баллотировался в Госдуму по Чукотскому избирательному округу, показал свой доход за 1998 г. в размере 12 млн 390 тыс. 950 руб. и один автомобиль ВАЗ-2106. Он заявил, что никакого недвижимого имущества у него нет (см.: Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 18 нояб.).

за счет преступлений, не отнесенных законодателем к категории тяжких, а тем более особо тяжких (ст. ст. 165, 171, ч. 1 ст. 172, ст. 173, ч. ч. 1 и 2 ст. 175, ст. 176, ч. ч. 1 и 2 ст. 178, ст. 182, ст. ст. 184, 185, 192, 194, 196 198, 200-202, 204 УК РФ). Характерно, что законодатель, резко повысив верхний предел санкций ч. 2 ст. 194 и ч. 2 ст. 198 УК РФ, был лишен возможности включить в них конфискацию имущества '.

Одновременно критикуемые ограничения препятствуют назначению конфискации за преступления, которые, хотя и совершаются не по корыстным мотивам, но наносят отношениям собственности существенный и даже тяжкий вред (ст. ст. 166, 167, 205, 211, 212, 213, 243 и другие УК РФ). Скорее всего по этой причине законодатель, переведя преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 199 У К РФ, из категории средней тяжести в категорию тяжких, не включил в санкцию этой нормы конфискацию имущества2.

Впрочем, в иных случаях законодатель игнорирует установленный им же запрет, вводя конфискацию имущества в санкцию ряда норм, субъективная сторона которых не содержит такого признака, как корысть (см., в частности, ст. ст. 174, 178, 190, 209, 210, 275 УК РФ).

Еще один шаг в этом направлении законодатель предпринял при реконструкции ст. 238 У К РФ, переведя преступление, предусмотренное частью второй названной статьи, в категорию тяжких и включив в санкцию этой нормы конфискацию имущества3. Однако эта операция породила вопиющее системное противоречие, поскольку законодатель не ввел конфискацию имущества в санкцию части третьей ст. 238 У К. В результате стала возможной ситуация, когда суд, к примеру, за сбыт товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни потребителей, повлекший смерть одного человека, вправе назначить конфискацию имущества, а при наступлении смерти нескольких людей такого права не имеет.

Избежать отмеченных несовершенств и системных противоречий можно за счет предлагаемой реконструкции частей первой и второй ст. 52 УК РФ. Их целесообразно изложить в следующей редакции:

“1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, яв-

1 О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ // Российская газета. 1998. 27 июня.

2 См.: Там же.

3 См.: О внесении изменений и дополнений в статью 238 Уголовного кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 157-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 28. Ст. 3490.

ляющегося собственностью осужденного либо переданного им в собственность других физических или юридических лиц.

2. Конфискация имущества может быть назначена судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса”.

Одновременно конфискация имущества в качестве дополнительного наказания должна быть введена в санкции вышеперечисленных составов преступлений.

В соответствии со ст. 63 УИК РФ, конфискации подлежит имущество осужденного, включая его долю в общей собственности, уставном капитале коммерческих организаций, деньги, ценные бумаги, иные ценности, в том числе находящихся на счетах и во вкладах или на хранении в финансово-кредитных организациях и банках, а также имущество, переданное осужденным в доверительное управление. Порядок конфискации имущества, которое находится в уставном капитале коммерческих организаций, определяется Министерством финансов РФ и Министерством юстиции РФ. Конфискация не может быть заменена выплатой стоимости конфискуемого имущества.

В случаях, когда после исполнения приговора в части конфискации всего имущества, но до истечения установленных законом сроков давности обвинительного приговора (см. ст. 83 УК РФ) обнаруживается неконфискованное имущество осужденного, приобретенное им до вынесения приговора или после его вынесения, но на средства, подлежащие конфискации, суд выносит по представлению судебного исполнителя определение об обращении взыскания на обнаруженное имущество.

Амнистия (см. ст. 84 УК РФ) не создает у амнистированного осужденного права на денежное возмещение конфискованного и реализованного имущества, но, если приговор в части конфискации еще не был исполнен, изъятие имущества не производится.

В приложении к УИК РФ определен перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда. В основном, это предметы домашней обстановки, утвари, одежды, топливо, продукты питания (стоимостью до трех МРОТ на каждого члена семьи). Кроме того, не подлежит конфискации жилой дом, квартира или отдельные их части, если осужденный и его семья постоянно в них проживают (не более одного дома или одной квартиры на семью), а также земельные участки, на которых расположен указанный дом и хозяйственные постройки, либо необходимые для ведения сельского или подсобного хозяйства. Не подлежат конфискации и транспортные средства специального предназначения для передвижения инвалидов.

Важное значение имеет примечание к указанному перечню. В соответствии с ним обозначенные в перечне предметы могут быть конфискованы, если они обнаружены в количестве, явно превышающем потребности осужденного и его семьи, либо изготовлены из драгоценных металлов, являются предметами роскоши или имеют историческую или художественную ценность.

Несмотря на кажущуюся многочисленность, наказания, не связанные с изоляцией от общества, не способны пока служить равноценной заменой лишения свободы и других наказаний, предполагающих физическую изоляцию (ликвидацию) осужденного.

Хорошо осознается эта проблема за рубежом. Так, в 1975 г. во Франции в систему наказаний в качестве альтернативы безусловному тюремному заключению были введены такие наказания, как конфискация одного или нескольких транспортных средств, запрещение на владение оружием, изъятие охотничьей лицензии, конфискация оружия. В отличие от многих других стран, где также могут применяться эти виды наказаний, французское законодательство предоставляет судье абсолютную свободу в их назначении. Связь между характером преступления и видом наказания вовсе не обязательна. Например, за совершение обычной кражи может быть отобрана водительская лицензия. Если осужденный не соблюдает запрет или не выполняет возложенные на него обязанности, это считается новым преступлением, которое наказывается тюремным заключением на срок от двух месяцев до двух лет.

Однако исследования показывают, что во Франции, а также в других странах, где введены такие виды наказаний, судьи не считают их достаточными и практически действенными альтернативами тюремному заключению '. Насколько сложно “изобрести” новые наказания, подтверждает и то обстоятельство, что разработчики Модельного УК для государств - участников СНГ смогли предложить лишь одно такое наказание ограничение свободы досуга несовершеннолетнего (ст. 90 Модельного УК) 2.

В связи с этим законодатель постоянно обращается к условному осуждению (ст. 73 УК РФ), совершенствуя его правовое регулирование, что обуславливает более широкое его применение на практике: удельный вес условно осужденных вырос с 11,9% в 1993 г. до 26,4% в 1996 г., а в 1997 г. (прежде всего вследствие исключения из У К института отсрочки приговора) подскочил до 52,4%3.

Стремление придать условному осуждению большую действенность побуждает законодателя все более наращивать его принудительный потенциал. Юридически считаясь видом освобождения от наказания, условное осуждение все более превращается в реальное наказание (не случайно, как уже отмечалось, в официальной статистике оно фигурирует наряду с лишением свободы, штрафом, исправительными работами и другими видами наказаний) '.

Отмеченная двойственность данного института уголовного права ставит осужденного в крайне невыгодное положение: в течение длительного времени (в соответствии с ч. 3 ст. 73 УК РФ, испытательный срок может достигать пяти лет) он подвергается существенным правоограничениям. К тому же испытательный срок может быть продлен (см. ч. 2 ст. 74 УК РФ), а набор правоограничений дополнен (ч. 7 ст. 73 УК РФ). Однако при отмене условного осуждения не подлежит зачету ни один день (!) из отбытого (даже добросовестно) испытательного срока. Выход видится в “очищении” условного осуждения от несвойственных ему в принципе принудительных черт и в разработке на его базе одного или даже нескольких видов наказаний, не связанных с изоляцией от общества.

Идея введения в систему наказаний такого вида (его можно назвать “ограничение свободы”, дав мере, предусмотренной ныне ст. 53 УК РФ, иное наименование, например, “направление в исправительный центр”) выдвинута нами около двух десятилетий назад 2. Ограничение свободы в нашем понимании можно было бы назначить на срок до пяти лет с запрещением менять места жительства и работы, выезжать из данного населенного пункта, посещать определенные районы города (поселка) или конкретные места, покидать жилище в определенное время, общаться с потерпевшим или его родными (близкими). При этом осужденному может быть вменено в обязанность возместить или загладить причиненный вред, поступить на работу или учебу, пройти курс лечения, периодически являться на регистрацию. В случае нарушения режима отбывания наказания осужденный может быть подвергнут штрафу, домашнему 3 или административному аресту. Злостное уклонение от данного наказания должно повлечь замену неотбытого срока лишением свободы или арестом.

1 См.: Kalmthout A. M. van. Указ. соч.

2 См.: Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государств - участников СНГ. Приложение. С. 90.

3 См.: Преступность и правонарушения (1993-1997). С.165.

'См.: Преступность и правонарушения (1993-1997). С. 166 171, 173-178.

2 См: Милюков С. Ф. Уголовно-правовое значение криминологической характеристики преступника: Дисс... канд. юрид. наук. Воронеж, 1980. С. 177 178.

3 В качестве самостоятельного наказания домашний арест сроком от 42 часов до 6 месяцев предусмотрен УК Австрии. См.: Уголовное наказание и назначение наказания. С. 14.

Для точного определения соответствия предполагаемого наказания характеру преступления и личности виновного целесообразно будет назначить по конкретным уголовным делам судебно-криминологическую экспертизу.

Нетрудно заметить, что предлагаемое наказание по ряду характеристик совпадает с широко применяемым в США институтом пробации. В одном только Лос-Анджелесе находятся на пробации 77 тысяч взрослых осужденных. Примерно 65% из них состоят под минимальным надзором - на 1-1,5 тысячи человек приходится один сотрудник службы пробации, а контроль сводится к представлению письменного отчета один раз в месяц. Над остальными осуществляется более интенсивный надзор, включая выборочные анализы на наркотики и телефонные звонки по месту жительства. В системе интенсивного контроля на каждые 50 лиц приходится один сотрудник службы пробации.

Однако пробация, как и условное осуждение в России, имеет глубокое внутреннее противоречие, о котором говорилось выше - она одновременно считается наказанием и освобождением от него '.

К сожалению, российская действительность не позволяет воспринять методы интенсивного электронного наблюдения за лицом, свобода которого ограничена, но этот опыт заслуживает пристального научного изучения. Наиболее распространенным средством такого надзора является фиксация на руке или лодыжке осужденного электронного браслета, позволяющего отслеживать его передвижение. Другой способ, используемый в Калифорнии,- это система пейджинговой связи, при которой осужденному выдается электронный пейджер. Сотрудник службы пробации может позвонить этому лицу в любой момент. Абоненту дается 10 минут, чтобы ответить на звонок. При этом сотрудник с помощью элекгронной связи может определить, откуда говорит осужденный 2.

Контроль за осужденными к ограничению свободы в российских условиях может пока осуществляться традиционными гласными и негласными средствами, апробированными в отечественной практике в течение многих десятилетий.

1 См.: Уголовное наказание и назначение наказания. С. 11, 12.

2 См.: Bishop N. Intensive supervision with electronic monitoring: a Swedish alternative to imprisonment // Penological information bulletin. 1994-1995/ № 19-20. P. 8 10; Bass N. J. Elektronisch toezicht in een aantal landen //WODC. 1995. P. 1-28; Уголовное наказание и назначение наказания. С. 12.

Выводы:

1. В отечественной уголовно-правовой литературе прочно укоренился методологически неверный взгляд на систему наказаний как на исчерпывающий перечень таковых, содержащийся в уголовном законе. “Перечневой” подход к системе наказаний затушевывает имеющуюся рассогласованность между отдельными их видами, не позволяет в полной мере учитывать личность преступника и другие криминологические величины при законодательной регламентации мер государственного воздействия на преступника.

2. Волюнтаристское вмешательство отечественного законодателя в систему наказаний, предпринятое в первой половине 1990-х гг. (исключение из нее ссылки, высылки и других наказаний, не связанных с изоляцией от общества), усилило диспропорции между сохранившимися видами наказаний. Криминологически не оправданные ограничения в применении ряда наказаний зачастую ставят суд перед дилеммой: отправить осужденного за решетку или вообще не применять к нему наказания. Под давлением приверженцев “умиротворения” преступников (в том числе и особо опасных) судьи все чаще избирают второй вариант, чем серьезно ущемляются права и законные интересы как непосредственно потерпевших, так и других законопослушных граждан.

3. Отмеченные диспропорции не только не исчезли с принятием УК РФ 1996 г., но и в ряде случаев были усугублены. Финансовая, материально-техническая и кадровая немощь российского государства не позволяет в настоящее время использовать такие наказания, как ограничение свободы и арест. Несовершенство уголовного и уголовно-исполнительного законодательства заблокировало применение такого апробированного за рубежом наказания, как обязательные работы.

На этом фоне принимаются энергичные попытки еще раз “секвестровать” систему наказаний за счет изъятия из нее смертной казни и конфискации имущества.

4. На основе анализа и опровержения основных аргументов аболиционистов автор приходит к выводу о том, что предпринятая некоторыми властными структурами в обход закона попытка блокировать назначение и исполнение смертной казни противоречит интересам законопослушного населения. В то же время она не способна сохранить жизнь и самих убийц, которые уничтожаются и будут уничтожаться конкурирующими преступными группировками, а также родными и близкими жертв в порядке самосуда. Это усиливает опасность сепаратизации уголовного законодательства и введения смертной казни на отдельных территориях Российской Федерации (как это уже сделано в УК Чечни).

5. Представляется необоснованным положение пожизненного лишения свободы сугубо в качестве наказания-сателлита, служащего альтернативой смертной казни. Криминологическая характеристика таких преступлений, как государственная измена, шпионаж, вооруженный мятеж, диверсия, дает основание для включения названной меры в качестве самостоятельного наказания в санкции соответствующих статей УК РФ. Чрезвычайно широкое распространение злокачественных видов коррупции и хищений делает обоснованным такой же шаг в отношении получения взяток в особо крупных размерах и сверхкрупных хищений (что требует реконструкции соответствующих статей Особенной части УК).

Содержащаяся в ч. 3 ст. 59 УК РФ норма, предусматривающая возможность замены смертной казни в порядке помилования не только пожизненным заключением, но и лишением свободы на срок до 25 лет, ставит в ущемленное положение лиц, которым пожизненное лишение свободы назначается по приговору суда. Между тем помилованный является более опасным преступником. Акт помилования не отменяет приговор суда и не ставит тем самым под сомнение то обстоятельство, что данный преступник заслуживает высшей меры наказания. Поэтому названная норма должна быть реконструирована за счет исключения критикуемого положения.

6. Лишение свободы на определенный срок, несмотря на неуклонное сокращение в последние десятилетия его удельного веса среди прочих наказаний, остается лидером в относительном и абсолютном параметрах. Столь широкая реализация лишения свободы в нашей стране вызывает резкую критику отечественных и зарубежных правозащитных организаций. Однако эта критика справедлива лишь отчасти. Дело в том, что количество лишенных свободы в России искусственно завышается за счет лиц, отбывающих наказание в колониях-поселениях. Между тем отбывание наказания в колонии-поселении по своим важнейшим характеристикам совпадает с наказанием, не связанным с изоляцией от общества,- ограничением свободы, предусмотренным ст. 53 УК РФ. Поэтому целесообразно осуществить реконструкцию ст. 53 и п. “а” ч. 1 ст. 58 УК РФ, а также соответствующих статей УИК РФ, направленную на слияние закрепленных в них институтов в одно наказание.

7. Ряд статей Общей части УК содержит криминологически не обоснованные ограничения по применению тех или иных видов наказаний, не связанных с изоляцией от общества, а также по применению ареста. Так, в соответствии с ч.ч. 1 и 5 ст. 53 УК РФ запрещено назначать ограничение свободы несовершеннолетним, инвалидам 1-й и 2-й групп, беременным женщинам, мужчинам и женщинам, достигшим пенсионного возраста и военнослужащим, проходящим службу по призыву. Эти запреты в конечном счете противоречат интересам указанных категорий осужденных, поскольку могут подтолкнуть суд к назначению неоправданно сурового наказания (прежде всего - в виде лишения свободы). Они же нередко влекут применение необоснованно мягкой меры воздействия на преступника, что нарушает интересы государства и законопослушных граждан.

Выход видится как в полном или частичном снятии критикуемых ограничений, так и в создании новых наказаний, которые имели бы универсальную сферу применения.

8. Статьи 47 и 48 УК РФ не содержат каких-либо установлений по поводу возможного игнорирования осужденным приговора суда в части назначения ему предусмотренных этими нормами наказаний. В связи с этим целесообразно криминализировать очерченное поведение осужденных к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а также к лишению специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Предлагается конкретная редакция соответствующей статьи (314 ') Особенной части УК РФ.

9. В условиях господства рыночных отношений важную роль в борьбе с преступлениями различных категорий (прежде всего - корыстной направленности) призван сыграть штраф. Однако широкому применению названного наказания препятствуют криминологические особенности большинства современных преступников (имеется в виду незанятость их общественно полезной деятельностью и отсутствие сколько-нибудь ценного имущества и денежных средств).

Эффективному применению штрафа как вида наказания препятствуют также конструктивные недостатки норм, содержащихся в ст. 46 УК РФ. К сожалению, законодатель отказался от исчисления штрафа суммой, слагающейся из кратного размера причиненного ущерба, как это было установлено в ранее действовавшем законодательстве (ст. 30 УК РСФСР 1960 г.). Установленные же законом рамки штрафа представляются недостаточно широкими. Законодатель проигнорировал тот факт, что значительная часть преступников имеет доходы, исчисляемые миллионами долларов. В связи с этим может быть востребован анализируемый в монографии зарубежный опыт.

10. Важную роль в борьбе с преступностью, прежде всего с организованной, имеющей огромные денежные и имущественные ресурсы и подвергающей невиданной эксплуатации законопослушное население, может сыграть конфискация имущества. Однако суды все реже применяют это наказание на практике. Теоретическую базу для такого поворота уголовной политики подводит ряд ученых-юристов, объявляющих конфискацию неоправданно суровой мерой тоталитарной природы. На самом деле конфискация имущества занимает существенное место в системах наказаний развитых зарубежных государств.

Более широкому применению конфискации на практике препятствуют и конструктивные недостатки ст. 52 УК РФ, главным среди которых является, по нашему мнению, установление возможности назначения данного дополнительного наказания лишь за тяжкие и особо тяжкие преступления, к тому же исключительно корыстной направленности. Впрочем, законодатель проигнорировал собственный запрет, введя конфискацию имущества в санкции ряда норм, объективная сторона которых не содержит такого признака, как корысть (в частности, в ст. ст. 174, 178, 190, 209 и 210 УК РФ). Еще один шаг в этом направлении сделан в Федеральном законе от 9 июля 1999 г. № 157-ФЗ, который реконструировал ст. 238 У К РФ. Однако эта операция породила вопиющее системное противоречие, поскольку конфискация появилась лишь в ч. 2 названной статьи, а за более опасную разновидность этого преступления конфискацию имущества назначать по-прежнему недопустимо.

11. Несмотря на кажущуюся многочисленность, наказания, не связанные с изоляцией от общества, не способны пока служить равноценной заменой лишения свободы и других наказаний, предполагающих физическую изоляцию (ликвидацию) осужденного. В связи с этим законодатель постоянно обращается к условному осуждению, совершенствуя его правовую регламентацию и побуждая суды все более широко применять его на практике.

Стремление придать условному осуждению большую действенность заставляет законодателя все более наращивать его принудительный потенциал. Юридически считаясь видом освобождения от наказания, условное осуждение фактически все более превращается в реальное наказание. Отмеченная двойственность данного института уголовного права ставит осужденного в крайне невыгодное положение: в течение длительного времени он подвергается существенным правоограничениям. К тому же испытательный срок может быть продлен, а набор правоограничений дополнен. Однако при отмене условного осуждения не подлежит зачету ни один день из отбытого (даже добросовестно) испытательного срока.

12. Выход из создавшегося положения видится в “очищении” условного осуждения от несвойственных ему в принципе принудительных черт и в разработке на его карательной базе одного или даже нескольких видов наказаний, не связанных с изоляцией от общества.

При этом может быть реализована выдвинутая автором два десятилетия назад идея введения в систему наказаний нового вида под названием “ограничение свободы” (дав мере, предусмотренной ныне ст. 53 УК РФ, иное наименование, например, “направление в исправительный центр”). Для точного определения соответствия предлагаемого наказания характеру преступления и личности виновного целесообразно назначать по конкретным уголовным делам судебно-криминологическую экспертизу. В перспективе для контроля за местонахождением осужденных к ограничению свободы и за их поведением можно будет применять методы интенсивного электронного наблюдения, внедренные в практику ряда зарубежных стран.


Источник: http://www.pravo.vuzlib.su/book_z124_page_20.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Наказания, не связанные с изоляцией осужденного от Прически для подростка плетение


Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Наказания, не связанные с изоляцией от общества
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Правовое положение лиц, отбывающих наказания
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества 3D конструктор из кубиков
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Time To Travel Travel Tips Information
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Блюда из вишни, рецепты с фото на m: 1030
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Воспаление десен - лечение, методики, фото
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Выкройки для кукол: Набор одежды для кукол
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Вязание для мальчиков спицами
Наказания не связанные с изоляцией лица от общества Вязание шапок, шарфов и беретов на Узелок. ру
Декоративная штукатурка стен своими руками Детское творчество - аппликации, поделки из цветной бумаги Как отпаривать вязаные вещи : как отпарить вязаное Купить Каталог мыловара по отличной цене в интернет Омолаживающие маски для лица после 40 лет в домашних Подручное своими руками Тирольская палочка - оснастка на разные виды рыб, монтаж и Трафареты для декора : купить для стен и любых других

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ